Абакарова против России

Abakarova v Russia

В своем третий приговор по делу о взрыве в Катыр-Юрте, Европейский суд по правам человека выступил с самым решительным заявлением о том, что российское правительство должно принять меры по борьбе с безнаказанностью и предоставить компенсацию жертвам этого трагического события. Суд установил, что в результате неизбирательного обстрела Россией села Катыр-Юрт в Чечне 4 февраля 2000 г. были убиты отец, мать, два брата, сестра и двоюродная сестра заявительницы по данному делу, Таисы Абакаровой. В то время г-же Абакаровой было восемь лет, и за два дня до авиаудара она бежала в Катыр-Юрт со своей семьей, пытаясь спастись от боевых действий в соседнем селе Закан-Юрт. Г-жа Абакарова была представлена Правозащитный центр "Мемориал" (Москва) и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC), на основе Мидлсексский университет В Лондоне.

Г-жа Абакарова и ее семья проживали в Закан-Юрте до 1 февраля 2000 г., когда в село вошла большая группа боевиков. Позже в тот же день последовали авиаудары, в результате которых семья Абакаровых скрылась в подвале. На следующий день семья поехала в Катыр-Юрт, считавшийся в то время «зоной мира». Хотя заявительница была еще ребенком, она вспоминает, что они никого не знали в деревне и прожили два дня у местного жителя, который пригласил их к себе домой. На третий день (4 февраля 2000 г.) над Катыр-Юртом начались авиаудары, и семья вместе с другими жителями села укрылась в подвале хозяина. Поскольку к полудню обстрелы не прекратились, отец г-жи Абакаровой решил, что оставаться в Катыр-Юрте слишком опасно, и семья попыталась выехать из села на машине. Заявительница не помнит, что произошло сразу после этого, но помнит, что оказалась вне машины на дороге. Она видела своих братьев, сестер и двоюродных братьев живыми, но ранеными и обожженными. Машина была в огне. Не было никаких признаков ее родителей. Когда г-жа Абакарова пришла в себя в следующий раз, она находилась в больнице с обширными ожогами лица и рук и переломами левого бедра и правой голени. Через месяц ее выписали из больницы, и она стала жить с бабушкой. Только тогда, 4 марта 2000 г., г-жа Абакарова узнала, что ее семья не пережила бомбардировку.

В жалобе г-жи Абакаровой в Европейский суд (поданной 18 апреля 2007 г.) она утверждала, что имело место нарушение права на жизнь (ст. 2 Европейской конвенции о правах человека – «ЕКПЧ»), поскольку пять членов ее семья погибла в результате обстрела. Она также заявила о нарушении ст. 2 в отношении себя, ввиду уровня опасности, с которой она столкнулась в данных обстоятельствах. Кроме того, она утверждала, что расследование взрыва было неэффективным и в нарушение процессуальных обязательств России по ст. 2. Наконец, она жаловалась на отсутствие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне (статья 13 ЕКПЧ).

Подтверждая свои выводы в 2005 г. Исаева против России суждение (№ 57950/00, 24 февраля 2005 г.), Суд установил, что операция в Катыр-Юрте, хотя и была законной, не была «спланировано и выполнено с должным уровнем тщательности для защиты жизни гражданского населения», включая г-жу Абакарову и ее семью, и представляет собой нарушение обязательства государства по защите права на жизнь. Также обнаружив нарушение процессуального аспекта права на жизнь, Суд подчеркнул, что:

«что неадекватность расследования смертей и ранений десятков гражданских лиц, включая гибель членов семьи заявителя, была результатом не объективных трудностей, которые можно объяснить течением времени или утратой доказательств, а, скорее, результатом явного нежелания следственных органов установить истину и наказать виновных». 

Было установлено, что имело место нарушение статьи 13 ЕКПЧ из-за неэффективности уголовного расследования и влияния этого на потенциальную эффективность любых других средств правовой защиты, которые могли существовать.

Это решение перекликается с выводами, сделанными в Исаева против России а также Абуева и другие против России (№ 27065/05, 2 декабря 2010 г.). В Абуева, Суд пришел к выводу, что уголовные расследования, проведенные государством, не смогли установить лиц, ответственных за решения, касающиеся бомбардировки, и никого не привлекли к ответственности, что сделало их неэффективными. В деле г-жи Абакаровой Суд отметил, что, поскольку ни один из вопросов, поднятых в Абуева Решение было принято в ходе последующего расследования гибели гражданских лиц (включая семью г-жи Абакаровой):

«трудно интерпретировать такое отношение как-то иначе, чем пренебрежение к страданиям жертв и памяти погибших».

Неудача внутригосударственного расследования событий в Катыр-Юрте заставила Суд выразить «глубокая озабоченность в связи с оставшейся безнаказанностью виновных в серьезных нарушениях прав человека». Ссылаясь на юридически обязывающий характер своих постановлений (в соответствии со ст. 46 ЕКПЧ), Суд пришел к выводу, что государство должно принять индивидуальные и общие меры, направленные на извлечение уроков из прошлого, повышение осведомленности о соответствующих правовых и операционных стандартах и предотвращение новых нарушений. аналогичного характера. Что касается того, что могут представлять собой эти меры, Суд привел следующие примеры:

«несудебные способы сбора информации и установления истины об этих трагических событиях; публичное признание и осуждение серьезного нарушения права на жизнь в ходе спецопераций; оценка адекватности национальных правовых инструментов, касающихся крупномасштабных операций по обеспечению безопасности… и… улучшение подготовки как военнослужащих, так и сотрудников службы безопасности для обеспечения строгого соблюдения соответствующих правовых стандартов, включая права человека и международное гуманитарное право».

Суд призвал Комитет министров должным образом учитывать его выводы при определении конкретных мер, которые должны быть приняты государством.

Конкретно в отношении г-жи Абакаровой Суд заявил, что государство должно предпринять различные шаги для обеспечения защиты ее законных прав, в том числе «принимая во внимание во всех будущих разбирательствах информацию о смерти членов ее семьи и обеспечивая, чтобы она была полностью информирована обо всех соответствующих процессуальных шагах и получала необходимую информацию и юридические консультации достаточно своевременно, чтобы иметь возможность эффективно участвовать в эти разбирательства, включая назначение любых дальнейших экспертных заключений». Суд также подчеркнул необходимость создания в срочном порядке эффективного и доступного механизма, позволяющего г-же Абакаровой и другим лицам добиваться надлежащего возмещения причиненного вреда. В отношении нарушений, установленных ст. 2 и 13 ЕКПЧ, Суд постановил, что г-жа Абакарова должна получить 300 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Выступая после вынесения приговора, г-жа Абакарова выразила удовлетворение выводами суда и сказала:

«Наверное, никто не поймет, как мне было тяжело без родителей, без сестры и братьев. Вот почему поддержка других людей, даже просто слова поддержки, была так ценна. Я был невероятно тронут заботой и заботой, которые проявили ко мне те, кто рассматривал мое дело в Европейском суде, хотя я даже никогда не встречался с ними».