Дело № 55723/00
Дата решения: 9 июня 2005 г.

Факты

С 1982 года заявительница и ее семья проживали в городе Череповце, крупном металлургическом центре России. Их муниципальная квартира находилась в полукилометре от сталелитейного завода, который сейчас принадлежит Severstal PLC, крупнейшей в России металлургической компании. В 2000 году власти подтвердили, что концентрация определенных опасных веществ (включая сероуглерод и формальдегид) в атмосфере в пределах зоны значительно превышала «максимально допустимый предел» (ПДК), установленный российским законодательством. В 1995 году заявитель подал иск в местный суд о переселении за пределы зоны. Суд признал, что ее квартира была расположена в «санитарно-защитной зоне», территории вокруг завода, которая определяет районы, где загрязнение может быть чрезмерным, и должна была быть свободной от жилой недвижимости. Суд установил, что в принципе заявительница имела право на переселение, но не издал конкретного распоряжения о ее переселении, вместо этого потребовав от местных властей включить ее в приоритетную очередь на получение жилья. 31 августа 1999 г. городской суд отклонил дальнейшие иски заявительницы к муниципалитету и подтвердил, что она была внесена в «общую очередь». Затем местные суды пришли к выводу, что дальнейшие действия не требуются, поскольку первоначальное судебное решение было исполнено.

Суждение

Суд установил нарушение статьи 8 Конвенции. Он постановил, что воздействие металлургического завода «Северсталь» на окружающую среду является вмешательством в жизнь заявителя. Это вмешательство могло быть связано с государством, учитывая его позитивные обязательства по регулированию частного сектора, масштабом воздействия металлургического завода на Череповец и предыдущим участием государства в деятельности завода.

Хотя Суд установил, что отказ в немедленном переселении заявителя мог соответствовать законной цели (защита экономического благосостояния Волжского региона), он постановил, что государство не установило справедливого баланса между интересами сообщества и эффективного осуществления заявительницей своего права на уважение ее жилища и частной жизни. Внесение заявительницы в лист ожидания не давало ей реальной надежды на избавление от загрязнения в обозримом будущем. Кроме того, Суд счел, что государство не полностью выполнило свои позитивные обязательства по статье 8 по эффективному регулированию сталелитейного завода.

Суд обязал государство выплатить заявителю 6000 евро в качестве компенсации морального вреда. Однако он не дал распоряжения о переселении заявителя - он считал, что это было одним из многих возможных средств правовой защиты.

Комментарий

Это дело подчеркивает широкую сферу действия статьи 8 и подчеркивает позитивные обязательства государства по статье 8 - в частности, то, что государство должно регулировать, когда частное лицо вмешивается в права человека общества. В своих первоначальных доводах заявительница также утверждала о нарушении статей 2 и 3. В отношении статьи 2 Суд установил, что заявительница не сталкивалась с «реальным и непосредственным риском» ни для ее физической неприкосновенности, ни для ее жизни, и что возникшие вопросы в соответствии со статьей 2, более уместно рассматриваться в соответствии со статьей 8. Суд также счел, что не было доказательств, указывающих на то, что жилищные условия заявителя составляли обращение, несовместимое со статьей 3.

Смотрите также Ледяева, Доброхотова, Золотарева и Ромашина против России.