Молодой российский призывник, который предположительно покончил жизнь самоубийством после жестокого избиения сослуживцами, подвергся унижающему достоинство обращению, и расследование его смерти было неудачным, постановил Европейский суд

15 Январь 2020
Young Russian conscript who died in alleged suicide after savage beating by fellow servicemen was subjected to degrading treatment and the investigation into his death was botched, European Court rules

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) решение от 14 января 2020 г. что российский военнослужащий, предположительно покончивший с собой всего через несколько часов после жестокого избиения двумя сослуживцами, подвергся бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, и что расследование обстоятельств его смерти российскими властями было неадекватным и неэффективным. EHRAC вместе с Правозащитный центр "Мемориал", представлял мать Pte. Антон Павлович Стяжков.

Что случилось с Пте. Стяжков?

Пте. Антон Стяжков был молодым военнослужащим, дислоцированным в селе Борзой в Чечне. Он был найден мертвым с двумя огнестрельными ранениями в правый висок утром 8 августа 2002 г. После установления событий предыдущей ночи российская военная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении двух неустановленных солдат: «сержант. К', Пте. исполняющий обязанности сержанта Стяжкова; и «Pte S», однополчанин. Их действия якобы привели к предполагаемому самоубийству Стяжкова.

В ходе бесед с военнослужащими воинской части установлено, что в ночь гибели рядовой Стяжков был избит сержантом. К и Пте. S, потому что он заснул на дежурстве. Очевидец сказал, что сержант. К. приказал Антону Стяжкову сделать пятьдесят отжиманий, а затем проползти по земле около двадцати пяти метров в полном армейском снаряжении. Затем он подвергся жестокому избиению со стороны Pte. С., били ногами и прикладом винтовки по ногам и груди. Около 6 утра Стяжков вышел в окоп. Послышалась винтовочная очередь. Вскоре его нашли мертвым с пулевыми ранениями в голову.

На допросе сержант. К. признался, что ударил Стяжкова, и приказал ему делать отжимания и ползать по земле. Пте. С. признался, что бил его автоматом в грудь и ноги примерно пятнадцать-двадцать раз.

Спустя три дня следователь отказал в возбуждении уголовного дела в отношении двоих мужчин по факту избиения Пте. Стяжков.

Тем не менее впоследствии были проведены судебно-медицинские экспертизы. Вскрытие показало, что Pte. Стяжков скончался от огнестрельных ранений, однако на его лице и конечностях также были обнаружены многочисленные кровоподтеки, свидетельствующие о том, что его били твердым тупым предметом. Заключение психологической экспертизы установило, что при жизни он не страдал каким-либо психическим расстройством, которое могло бы предрасполагать его к совершению самоубийства, но непосредственно перед предполагаемым самоубийством он находился в состоянии сильного стресса из-за побоев.

В октябре 2002 г. Pte. С. было предъявлено обвинение в доведении Стяжкова до самоубийства и нарушении правил между военнослужащими одного звания. Его уголовное дело было направлено в суд, однако судебное заседание так и не состоялось.

В июне 2003 г. Государственная Дума РФ приняла акт об амнистии, предписывающий прекратить уголовное преследование военнослужащих, совершивших уголовные преступления в ходе вооруженного конфликта и/или антитеррористической операции в Чечино-Ингушетии. Судебное разбирательство в отношении обвиняемого частного лица было прекращено в связи с законом об амнистии.

Что нашел суд?

Пте. Мать Антона Стяжкова Любовь подала жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в апреле 2004 г. Она жаловалась на то, что жестокое обращение с ее сыном и его смерть представляют собой нарушение материально-правовых и процессуальных аспектов ст. 2 (право на жизнь) и ст. 3 (свобода от пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения и наказания) вместе со ст. 13 (право на эффективное внутреннее средство правовой защиты) Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ).

Любовь Стяжкова утверждала, что насильственные действия сержанта. К и Пте. С. причинил своему сыну серьезную физическую боль и, очевидно, имел целью унизить и ранить его. Она также утверждала, что расследование событий, приведших к гибели ее сына, не было тщательным и эффективным. Альтернативы самоубийству следователи не рассматривали. Никакой реконструкции событий не предпринималось. Руки или одежда ее сына не были проанализированы на наличие следов пороха. Двадцать одна стреляная гильза, найденная в нескольких метрах от тела, так и не была исследована экспертом по баллистике. Их происхождение так и не было объяснено. Таким образом, заявительница утверждала, что государство несет прямую ответственность за смерть ее сына.

Российское правительство признало, что насильственные действия рядового, повлекшие за собой самоубийство Стяжкова, были приравнены к жестокому обращению, запрещенному ст. 3 ЕКПЧ Конвенции. Но он отрицал наличие «причинно-следственной связи» между двумя событиями, тем самым отрицая нарушение ст. 2.

Европейский суд установил, что нарушения материально-правовой части ст. 2, в связи с выполнением государством своего позитивного обязательства по защите права Стайжкова на жизнь. Не было никаких предварительных указаний на то, что он был склонен к самоубийству, или что национальные власти знали или должны были знать, что существовала реальная и непосредственная опасность того, что он покончит жизнь самоубийством.

Однако суд установил, что имело место нарушение процессуальной части ст. 2, в связи с неадекватным и неэффективным расследованием обстоятельств смерти Пте. Стяжков. Он постановил, что российские власти должны были расследовать причастность сержанта к инциденту. Он также установил, что, если государственному представителю предъявлены обвинения в преступлениях, связанных с жестоким обращением или в преступлениях, угрожающих жизни, предоставление амнистии или помилования не должно быть допустимым.

Нарушение ст. 3 также было найдено. Суд подтвердил, что государство обязано обеспечить, чтобы лицо проходило военную службу в условиях, совместимых с уважением его или ее человеческого достоинства, и постановил, что назначенное Стяжкову наказание «вышло за порог минимального уровня наказания». суровости и превышали уровень неизбежных тягот воинской дисциплины». Следовательно, это равносильно унижающему достоинство и бесчеловечному обращению.

Суд обязал Россию выплатить матери Стяжкова материальный ущерб в размере 33 800 евро и присудил ей судебные издержки.

Обращение с военнослужащими младших чинов, особенно с призывниками, и высокий уровень небоевой смертности остаются системной проблемой в России. Высказывались опасения по поводу жестоких издевательств или дедовщины над призывниками в армию, называемых «девовщина" на русском. Ритуальные издевательства могут включать в себя жестокие избиения и психологические пытки со стороны офицеров и пожилых солдат. EHRAC совместно с Хельсинкская гражданская ассамблея, Ванадзор (в Армении), также представляет родителей два армянских солдата которые были убиты другим военнослужащим на своей воинской части в Нагорном Карабахе.