Европейский суд спрашивает российские власти об убийстве 25-летнего мужчины в его доме в Ингушетии

2 ноября 2017

2 ноября 2017 г. Европейский суд по правам человека инициировал рассмотрение дела Максима Куриева, который был убит сотрудниками Федеральной службы безопасности Ингушетии (ФСБ) в доме, который он делил со своей матерью Лейлой Куриевой. Она представлена Европейский центр защиты прав человека (EHRAC) на базе Мидлсексский университет, и Правозащитный центр "Мемориал" (Москва).

Максим Куриев и Лейла Куриева жили в небольшом двухкомнатном доме на колесах в поселке Плиево, расположенном рядом с Назранью (Ингушетия). 22 марта 2014 г. с 4:00 до 5:00 около 100 военнослужащих в камуфляжной форме и балаклавах оцепили свой дом и несколько других домов поблизости. Полицейские попросили Максима и его мать выйти из дома. Около 6:30 Максима попросили вернуться в дом, чтобы ответить на вопросы. Его мать под угрозой применения физической силы вызвали на допрос в Центр противодействия экстремизму в Назрани. Когда она вернулась в дом около 8:30 утра, полиция не позволила ей войти. Вскоре после этого приехала скорая помощь, и из дома на колесах вынесли мешок для трупов. Власти не разрешили г-же Куриевой увидеть тело, но она поняла, что это тело ее сына. Войдя в дом, она обнаружила большое пятно крови (60 на 60 см) на полу, вырезан небольшой кусок крыши, пропали некоторые личные вещи и ценности. Вечером она получила тело сына из морга.

В ФСБ Ингушетии утверждали, что во время обыска Максим выстрелил в офицеров из пистолета, хранившегося в комоде в доме на колесах, и что они убили его в порядке самообороны. Однако его мать утверждает, что у него не было оружия и что обыск был незаконным. В ходе той же спецоперации в тот же день в собственном доме был убит еще один мужчина, также якобы за нападение на сотрудника полиции.

Г-жа Куриева утверждает, что ее сын был незаконно убит представителями государства в результате несоразмерного применения смертоносной силы и что власти не провели эффективного расследования его смерти в нарушение статьи 2 Европейской конвенции о правах человека. прав (ЕКПЧ), и у нее не было эффективных внутренних средств правовой защиты (статья 13 ЕКПЧ). Она также жалуется на то, что власти провели незаконный обыск в ее доме в нарушение права на уважение ее частной и семейной жизни и ее жилища (статья 8 ЕКПЧ).

Этот случай отражает системную проблему отсутствия расследования и ответственности за смерть от рук государства: внесудебные казни печально распространены на Северном Кавказе со времен чеченских войн, а Европейский суд признал Россию виновной в вопиющих нарушениях прав человека в сотнях случаев после 2005.

Теперь правительство должно представить свой ответ на заявление г-жи Куриевой, после чего EHRAC и «Мемориал» представят ее ответ.