Россия несет ответственность за похищение и предполагаемую смерть пяти молодых людей на Северном Кавказе в период с 2007 по 2011 год

8 Октябрь 2019
Russia responsible for the abduction and presumed deaths of five young men in the North Caucasus between 2007-2011
Карабулак, Республика Ингушетия (Источник: Wikimedia Commons)

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) 8 октября 2019 г. признал Россию виновной в исчезновении и смерти пяти мужчин. из Чечни, Ингушетии и других регионов Северного Кавказа в период с 2007 по 2011 год. Решение является последним дополнением к обширный массив постановлений ЕСПЧ относительно насильственных исчезновений и внесудебных казней на Северном Кавказе регион России. Похищения и задержания мужчин произошли после завершения десятилетней контртеррористической операции в Чечне. Власти Российской Федерации неоднократно отказывались представить какие-либо убедительные доказательства того, что с ними произошло. Все пятеро считаются погибшими. EHRAC вместе с Правозащитный центр "Мемориал", представляла родственников четырех из пяти мужчин - Георгия Накани, Хамзата Дзейтова, Саида Сигаури и Ибрагима Газдиева.

Что с ними случилось?

Георгий Накани

В последний раз Георгия Накани видели взывающим о помощи, когда его посадили в серебристый автомобиль ВАЗ около 23:20 15 декабря 2009 года в селе Нейтрино, Кабардино-Балкария. Серебристый ВАЗ вместе с черной «Приорой» уезжал на большой скорости. Георгий покинул дом за несколько минут до этого, чтобы навестить своего двоюродного брата, который жил неподалеку. С тех пор его не видели.

В ночь исчезновения мать Георгия Аминат узнала от соседки, что начальник отдела уголовного розыска местного отделения милиции - «офицер К.» - участвовал в похищении ее сына. В 3 часа ночи она пошла на станцию и выступила против него. Сотрудник К. был явно пьян. На его туфлях были свежие пятна крови. Когда Аминат спросила о пятнах, офицер К. сказал ей, что он охотился и что это кровь кролика. Позже Аминат вышла из отделения милиции и направилась к блокпосту, ведущему из Нейтрино. Вскоре она заметила две машины, выезжающие из деревни. Одна машина проехала через блокпост без остановки. Другому разрешили продолжить движение, как только его водитель предъявил официальный пропуск.

Через несколько дней другому родственнику сообщили, что Георгия задержали сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ), чтобы допросить его. Он был ранен в пах и, как сообщается, скончался от полученных травм. Военнослужащие ФСБ якобы закопали его тело, чтобы гарантировать, что его не найдут.

Семья Накани находилась под наблюдением правоохранительных органов еще до похищения Георгия. В декабре 2009 года Георгий рассказал матери, что информацию о нем собирает сотрудник ФСБ. Его предупредили, что за ним ведется секретная слежка.

Следователи не приняли никаких оперативных мер для осмотра места происшествия сразу после похищения. Записи с камер видеонаблюдения полицейского участка получены не были. Следователи продемонстрировали дальнейшее нежелание установить происхождение образцов крови, взятых семьей Георгия в помещении отделения милиции - и из обуви офицера К..

Хамзат Дзейтов

Хамзат Дзейтов был задержан представителями государства во второй половине дня 7 июля 2009 года по дороге на работу. Хамзат согласился работать в смену своей матери в местном зерновом магазине в селе Ассиновская, Чечня, а она пошла за пенсией. Когда она пошла в зернохранилище, она обнаружила, что ее сын не пришел на работу.

Вечером 7 июля 2009 года мать Хамзата Тамара получила от милиционера сообщение о том, что ее сын задержан в местном отделении милиции. Ей дали номер телефона офицера, ответственного за его задержание. Когда на следующий день она спросила о задержании Хамзата, офицер отрицал, что знал об этом. Спустя несколько недель ей сказали, что ее сын содержится в другом селе. В апреле 2010 года следователь милиции сообщил Тамаре, что Хамзат задержан, но он будет освобожден только в том случае, если она сообщит о члене семьи.

Больше Хамзата никто не видел.

Власти отказались принять жалобу о похищении, поданную матерью Хамзата на следующий день после инцидента. Уголовное дело возбудили лишь четыре месяца спустя. Место преступления было осмотрено только через два месяца после похищения. Никаких доказательств не было. Один ключевой свидетель не был допрошен следователями, а другие важные доказательства были упущены. Следствие было преждевременно приостановлено в декабре 2009 года, а затем снова в феврале и сентябре 2010 года.

Ибрагим Газдиев

В последний раз Ибрагима Газдиева видел сосед, стоящий рядом с его машиной на перекрестке в Карабулаке, Ингушетия, около 13:00 8 августа 2007 года. Сообщается, что он разговаривал с мужчиной в штатском. Рядом стояли шесть или шесть вооруженных людей в камуфляжной форме и масках. С тех пор Ибрагима никто не видел.

Отец Ибрагима Мухмед сначала пожаловался депутату парламента Ингушетии на исчезновение сына. Прокурор Ингушетии написал Мукмеду, что машина Ибрагима остановлена, а пассажир был застрелен на месте сотрудниками правоохранительных органов. Ибрагим, как сообщили Мухмеду, был освобожден без предъявления обвинений. Позже Мухмед и другие родственники встретились с президентом Ингушетии Муратом Зязиковым. Он сказал им, что Ибрагим был арестован ФСБ, заверив семью, что нет никаких доказательств причастности Ибрагима к какому-либо преступлению. Зязиков утверждал, что Ибрагим вовсе не пропал. Получив такую версию событий, прокурор позже отрицал наличие какой-либо информации о местонахождении Ибрагима.

Последующее расследование похищения Ибрагима было неудачным с самого начала. Никаких улик с места преступления собрано не было. Следователи не допросили ключевого свидетеля. Двое дополнительных свидетелей, располагавших важной информацией о личности преступников, были допрошены только через одиннадцать месяцев после возбуждения уголовного дела. Это производство также было преждевременно приостановлено.

Саид Сигаури

Свидетели видели, как Саида Сигаури задерживала милиция во дворе своего дома в Чечне утром 2 марта 2011 года. Федеральные силы совершили налет на дом Сигаури в рамках спецоперации, целью которой было арестовать брата Саида, двоюродного брата и других родственников. . Брат Саида был застрелен, когда вооруженные военнослужащие в камуфляжной форме окружили здание и открыли огонь.

На следующий день Саид позвонил тете и сообщил ей, что содержится в Сунженском РОВД. Позже в тот же день его тетя получила сообщение с мобильного телефона Саида, в котором говорилось, что он находится в селе Серноводск. Они снова поговорили по телефону в последний раз. Мать Саида Айшат через неделю сообщила в прокуратуру Чечни об исчезновении сына. С тех пор его не видели.

Местная полиция изначально отказалась регистрировать жалобу Айшат. Безнадежно затянулось и открытие уголовного дела. Ключевые свидетели не допрошены. Следователи также не допросили офицеров, участвовавших в спецоперации, а двор Сигаури не был исследован на предмет улик. Получатели телефонных звонков с телефона Саида так и не были идентифицированы. Сунженские сотрудники милиции «сознательно» и постоянно препятствовали расследованию.

Что нашел суд?

Суд постановил, что молодые люди должны считаться умершими после их задержания представителями государства. Поскольку Россия не предоставила никаких объяснений тому, что с ними произошло, их смерть может быть возложена на государство в нарушение их права на жизнь (ст. 2). Власти не провели эффективного уголовного расследования обстоятельств исчезновений (статья 2). Из-за душевных страданий, причиненных реакцией властей на исчезновения их родственников, включая многие годы, в течение которых они не получали никакой информации или объяснений о том, что с ними произошло, было установлено, что семьи Георгия Накани, Ибрагима Газдиев и Саид Сигаури подверглись бесчеловечному и унижающему достоинство обращению (ст. 3). Пятеро похищенных также были лишены права на свободу и безопасность, поскольку были задержаны без уведомления государственных служащих (статья 5). Суд также установил, что мать Саида Сигуари не располагала эффективным внутренним средством правовой защиты от своих жалоб по ст. 3 (ст. 13).

Суд присудил компенсацию родственникам Георгия Накани, Хамзат Дзейтова, Саида Сигаури и Ибрагима Газдиева на общую сумму чуть более 340 000 евро.