Российские государственные агенты ответственны за 17 исчезновений в 2002-2004 годах на Северном Кавказе

4 декабря 2018

После многих лет страданий от незнания того, что случилось с их близкими, семьи 17 «исчезнувших» мужчин с Северного Кавказа наконец-то добились справедливости, и сегодня Европейский суд по правам человека установить, что российские власти несут ответственность за их похищение, задержание и предполагаемую смерть.

EHRAC и Правозащитный центр «Мемориал» (Москва) представляли интересы семей Султана Сайнароева и Усмана Магомадовых, которых последний раз видели в 2002 году, в их жалобе в Европейский суд. Семьи остальных 15 «исчезнувших» мужчин представляли Stichting Justice Initiative/Astreya, Mothers of Chechnya и Докка Ицлаев.

Что случилось с Султаном и Усманом?

Султану было 77 лет, и он жил в небольшом селе в Ингушетии. Он был пчеловодом; днем 22 октября 2002 г. он шел пешком с пасеки домой, когда прибыли 45-50 военнослужащих в камуфляжной форме. Говоря по-русски без акцента, военнослужащие остановили Султана и направили его на соседнюю пасеку, где проверили его документы. Они приказали ему ехать с ними в Аршты, где дислоцировалась воинская часть, заверив, что решение о его задержании принято муниципалитетом. Они посадили Султана в БТР и в присутствии нескольких свидетелей поехали в сторону Чечни. В тот же день сын Султана связался с начальником Арштинской милиции, который сообщил ему, что в селе проводится «спецзачистка». Через два дня сын Султана связался с заместителем главы правительства Ингушетии, который сообщил ему, что его отца увезли на военную базу в Ханкале (под Грозным, в Чечне) и скоро освободят. Однако с тех пор Султана никто не видел.

28 марта 2002 г. Усман ехал на работу в Аргун (к востоку от Грозного, Чечня), когда группа из четырех вооруженных военнослужащих в камуфляжной форме и балаклавах остановила его на блокпосту на окраине города. Они вытащили его из машины в бронетранспортер и отвезли в сторону города в присутствии нескольких прохожих. Среди них были жена Усмана и одна из ее родственниц г-жа Д. Г-жа Д. спросила одного из сотрудников блокпоста, куда везут Усмана, и последовала за автомобилем на такси, пока они ехали в сторону военной базы в Ханкале. Машины остановились на дороге, и когда г-жа Д. подошла к ним, подъехала другая машина, и военнослужащий спросил г-жу Д., что происходит. После ее объяснений военнослужащий пообещал помочь. Через несколько дней он сообщил г-же Д., что Усман находится в Грозненском управлении ФСБ. Местонахождение Усмана неизвестно.

Официальные расследования были начаты после того, как семьи Султана и Усмана сообщили властям о похищениях, но разбирательства неоднократно приостанавливались и возобновлялись. Похоже, что расследование все еще продолжается, спустя более 16 лет после рассматриваемых событий, без каких-либо ощутимых результатов. Виновные не установлены следственными органами.

Как это нарушило их права человека?

Российское правительство не оспаривало факты этих дел, а только то, что представители государства несут ответственность за исчезновения и что исчезнувшие лица должны считаться умершими. Тем не менее, Суд установил, что семьи жертв вне всяких разумных сомнений установили, что их родственники были похищены представителями государства, что правительство не объяснило, что с ними произошло, и что, учитывая время, прошедшее с тех пор, как мужчины в последний раз виделись, и опасный для жизни характер их похищений, мужчины могут быть сочтены мертвыми. Принимая во внимание, что их смерть произошла по вине России, Суд установил нарушение материально-правового аспекта права на жизнь (статья 2 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ)).

Суд отметил, что уголовные расследования велись в течение многих лет без каких-либо результатов и что они были «измучен сочетанием дефектов». Суд также отметил, что он неоднократно приходил к выводу, что уголовное расследование само по себе не является эффективным средством правовой защиты, особенно в таких делах об исчезновениях из Чечни в период с 1999 по 2006 год, как эти, и что это системная проблема. Поэтому он также установил, что имело место нарушение процессуального аспекта права на жизнь (статья 2 ЕКПЧ). Он также установил «особо серьезное нарушение» права на свободу (статья 5 ЕКПЧ) в отношении непризнанного задержания потерпевших.

Кроме того, суд счел, что родственники страдали и продолжают страдать от страданий и мучений. «в результате их неспособности выяснить судьбу пропавших без вести членов их семей и того, как были рассмотрены их жалобы», в нарушение запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение (статья 3 ЕКПЧ). Суд также установил нарушение права на эффективное средство правовой защиты (статья 13 со статьями 2 и 3 ЕКПЧ).

Суд обязал правительство России выплатить сыну Султана компенсацию в размере 60 000 евро. Семье Усмана — двум его братьям, невестке, жене и троим детям — была присуждена компенсация в размере 60 000 евро, а еще 4 500 евро были присуждены его детям.

Что дальше?

В наших материалах EHRAC и ПЦ «Мемориал» изложили ряд мер, которые должны принять власти, чтобы предоставить значимое возмещение семьям пропавших без вести. Они могут включать, например, выявление и привлечение к ответственности лиц, ответственных за похищения, начало нового расследования, принятие всех возможных мер для обнаружения тел или останков похищенных мужчин и их возвращения членам их семей, а также предоставление заявителям с доступом к материалам расследования. Теперь российское правительство должно предпринять шаги для устранения серьезных нарушений прав человека, выявленных в этих делах.