Россия незаконно сорвала частную благотворительную встречу в 2007 году

12 Март 2020
Russia illegally disrupted private charity meeting in 2007
Марина Дубровина и Вадим Карастелев (ФОТО: Кавказский узел)

25 февраля 2020 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил, что Российские власти незаконно сорвали частную встречу созвана благотворительной организацией в 2007 году. Суд установил нарушение права на свободу собраний (статья 11 Европейской конвенции о правах человека) в отношении четырех заявителей. EHRAC вместе с Правозащитный центр "Мемориал", представляли Марина Дубровина, Вадим Карастелев, Тамара Карастелева и Владимир Пьянков.


«Мы очень долго ждали этого решения. Во время событий мы не могли ожидать, что вынесем приговор в нашу пользу. С тех пор многое изменилось. Один из претендентов, Тамара Карастелева, к сожалению, скончалась. Тем не менее мы рады, что такое решение было принято - не в последнюю очередь потому, что оно вселяет в людей надежду ».

Марина Дубровина


Одним из заявителей была Марина Дубровина, известный юрист-правозащитник, которая живет и работает в Краснодарском крае России. Она продолжает неустанно защищать права человека во всем регионе. EHRAC работает с ней много лет. В феврале 2020 г. она подверглась жестокому нападению вместе с Новая газета журналист Елена Милашина в холле гостиницы чеченской столицы Грозного.

Что произошло на встрече?

В начале 2000-х четыре заявителя, все правозащитники, были связаны с благотворительной организацией FRODO, целью которой была борьба с нетерпимостью и дискриминацией этнических меньшинств в регионе. Организация провела игру «Толерантный футбол», в которой приняли участие дети разных национальностей Новороссийска.

В 2006 году Вадим Карастелев получил электронное письмо от бывшего гражданина России, проживающего в Германии, который выразил заинтересованность в этой инициативе. Он хотел встретиться с Вадимом, чтобы обсудить это, и попросил его забронировать номера в местной гостинице для него и его друга.

Встреча была назначена на 11 часов утра 23 января 2007 года в местной художественной школе. Директор художественной школы, член FRODO, предложил использовать школьное помещение для встречи, так как у крохотной организации не было офиса. На встречу прибыли шесть членов FRODO, а также мужчина из Германии и его друг, переводчик и трое студентов университета.

Около 13:00 группа сотрудников милиции и представителей миграционной службы вошла в комнату и обнаружила, что участники пьют чай с пирожным. Они попросили участников собрания предъявить документы, удостоверяющие личность. Они потребовали объяснений, почему собрались участники. Сотрудники FRODO отказались дать объяснения полиции, так как им не было предъявлено никаких обвинений.

Полиция подождала, пока не приедут официальные лица из Департамента культуры, которые затем попытались разогнать митинг, утверждая, что они не получали уведомления о проводящемся публичном мероприятии. Участники отказались уйти, заявив, что встреча была не публичной, а частной. Затем директор художественной школы сообщил им, что урок скоро начнется в конференц-зале, и они соответственно ушли.

Позднее все четыре сотрудника FRODO были признаны виновными и оштрафованы за участие в несанкционированном митинге в соответствии с пунктом 2 статьи 20.2 Кодекса об административных правонарушениях.

Что нашел суд?

Суд установил, что действия российских властей нарушили право заявителей на свободу собраний (статья 11 ЕКПЧ) и что митинг был сорван из-за незаконного вмешательства государственных должностных лиц. Он подтвердил, что право на свободу собраний является основным правом в демократическом обществе и распространяется как на частные собрания, так и на собрания в общественных местах.

Члены FRODO не смогли продолжить свое небольшое неформальное собрание из-за присутствия в комнате большого количества полицейских. Митинг был преждевременно прерван вмешательством властей.

России было предписано выплатить каждому из заявителей небольшую сумму материального ущерба (эквивалентную сумме их штрафов) и 7500 евро в качестве компенсации морального вреда.