Форум: ЕСПЧ

Дело №.: 43734/14

Дата приговора: 9 апреля 2019 г.

Факты

Заявитель, Алексей Навальный, является борцом с коррупцией и оппозиционным политическим активистом в России. В декабре 2012 года его и его брата обвинили в мошенничестве и отмывании денег в отношении двух компаний. Заявитель был помещен под домашний арест в феврале 2014 года. Находясь под домашним арестом, он был помечен электронными метками, и к нему был применен ряд ограничительных мер. Первоначально ему не разрешали выходить из дома без разрешения, общаться с кем-либо, кроме ближайших родственников и его адвокатов, получать или отправлять корреспонденцию, использовать Интернет или любые другие средства связи, а также говорить со средствами массовой информации о своем деле. Впоследствии в условия были внесены поправки, запрещающие ему только общаться со свидетелями и общаться по радио и телевидению. Его домашний арест неоднократно продлевался.

В декабре 2014 года заявитель и его брат были осуждены за предполагаемые преступления. Заявитель был приговорен к трем с половиной годам лишения свободы условно и штрафу (отменен в кассационном порядке). Суд постановил оставить его под домашним арестом.

Заявитель жаловался на то, что его десятимесячный домашний арест был незаконным и произвольным, в нарушение его права на свободу (ст. 5 (1), (3) и (4) ЕКПЧ), был направлен на предотвращение его общественной и политической деятельности ( Статья 10 ЕКПЧ) и была политически мотивирована, чтобы заставить его замолчать и держать его вне поля зрения общественности (статья 18 ЕКПЧ).

Суждение

Суд постановил, что домашний арест заявителя являлся лишением свободы, был незаконным и нарушал ст. 5 (1) ЕКПЧ. Приказ не мог быть оправдан ни одним из допустимых оснований по ст. 5, особенно потому, что не было риска того, что заявитель скроется или иным образом воспрепятствует расследованию против него. Суд также установил нарушение ст. 10 ЕКПЧ, поскольку ограничение свободы выражения мнения заявителя не соответствовало закону и не преследовало никаких законных целей, предусмотренных ст. 10 (2). Суд отметил, что формальной причиной домашнего ареста заявителя был риск побега. Однако ограничение домашнего ареста, не позволяющее ему использовать радио или телевидение в качестве средства связи, не связано с потребностями уголовного расследования и не обеспечивает его явку к следователю или в суд.

Суд подтвердил свои выводы в Навальный - Россия (№ 29580/12, 15.11.18), что заявитель подвергся преследованию как политический активист. Опираясь на преобладающий целевой тест (Мерабишвили против Грузии [GC], № 72508/13, 28.11.17), он постановил, что домашний арест преследовал цель, отличную от той, которая была предусмотрена национальными судами, а именно подавление политического плюрализма в нарушение ст. 18 в сочетании со ст. 5 ЕКПЧ. России было предписано выплатить заявителю 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Комментарий

Вывод Суда о том, что Россия преследовала «скрытую цель» подавления политического плюрализма, является мощным сигналом, который приходит в напряженное время в отношениях России с Советом Европы. Это второй раз, когда ЕСПЧ установил нарушение ст. 18 по делу заявителя. В ноябре 2018 г. Суд постановил, что неоднократные аресты и периоды содержания под стражей Навального являлись частью движения «Поставить оппозицию под контроль (пункт 173a).

Любой вывод о том, что государство действовало недобросовестно, является деликатным с политической точки зрения. Суд признал, что государства нарушили ст. 18 по 13 делам (против Азербайджана (пять), Грузии (одно), Молдовы (одно), России (три), Турции (одно) и Украины (два)), из которых Навальный (№2) - Россия был двенадцатым. В тринадцатом случае (SЭлахаттин Демирташ против Турции (№ 2), постановил несколько дней спустя, Суд постановил, что содержание заявителя под стражей подавляло политические дебаты. Взятые вместе, эти решения показывают, что Суд готов принимать решения по политически чувствительным вопросам с целью поддержания демократии и верховенства закона.

Прочтите полное суждение о HUDOC.