Магнитский и другие против России

4 ноября 2019 г.
Magnitsky & others v Russia

Форум: ЕСПЧ
Дело №.: 32631/09 и 53799/12
Дата приговора: 27 августа 2019 г.

Факты
Первым заявителем был Сергей Магнитский, руководитель налогового отдела московской юридической и аудиторской фирмы Firestone Duncan, которая консультировала иностранных инвесторов в России по вопросам налогообложения. Среди его клиентов были российские дочерние компании Hermitage Capital, который в то время был крупнейшим иностранным инвестиционным фондом в России, возглавляемым известным инвестором, ставшим активистом Уильямом Браудером. После смерти г-на Магнитского в заключении всего через несколько месяцев после подачи заявления его жена и мать продолжили дело в качестве со-заявителей. Они были представлены Правовая инициатива открытого общества в Европейском суде.

После рейда в офис Firestone Duncan в 2007 году, предположительно связанного с предполагаемым уклонением от уплаты налогов дочерней компанией Hermitage, российский суд передал право собственности на три других дочерних компании Hermitage без ведома Hermitage. Новые владельцы подали заявку и получили возмещение налога в размере около 5,4 миллиарда рублей (примерно 145 миллионов евро), которое было распределено на счета третьих сторон двумя банками, один из которых был быстро ликвидирован, а его записи были уничтожены после передача. Hermitage возбудила уголовное дело по факту кражи трех дочерних компаний. Впоследствии г-н Магнитский сделал заявления следователям и представителям прессы о предполагаемых преступных действиях российских следственных органов в связи с передачей права собственности и возмещением налогов. Он пришел к выводу, что дочерние компании были украдены с целью хищения налогов.

Вскоре после этого г-н Магнитский был арестован и обвинен в уклонении от уплаты налогов, предположительно совершенном в сговоре с г-ном Браудером, соучредителем Hermitage. Г-н Магнитский был помещен в следственный изолятор на 11 месяцев. Во время содержания под стражей он неоднократно жаловался на плохое самочувствие, и ему был поставлен диагноз холелитиаз и хронический холецистопанкреатит. Впоследствии г-на Магнитского перевели в другой следственный изолятор, в котором якобы не было необходимого медицинского оборудования. Сотрудники тюрьмы неоднократно игнорировали его просьбы о лечении, несмотря на сильную боль, которую он испытывал. В конечном итоге г-на Магнитского перевели в третью тюрьму, где ему оказали медицинскую помощь. Он скончался в заключении 16 ноября 2009 года, предположительно после того, как начал вести себя агрессивно в ожидании лечения, в ответ на это ему надели наручники и избили резиновой дубинкой.

Российские власти расследовали его смерть, но уголовная ответственность в отношении кого-либо не была установлена. Судебное преследование г-на Магнитского продолжилось после его смерти, и в июле 2013 года он был посмертно осужден за преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов.

Суждение

Суд установил ряд нарушений. Во-первых, заявитель содержался под стражей в сильно переполненных камерах, что равносильно бесчеловечному и унижающему достоинство обращению в нарушение ст. 3 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). Во-вторых, предварительное заключение г-на Магнитского продлевалось несколько раз по основаниям, которых было недостаточно для обоснования этого срока (в нарушение статьи 5 (3) ЕКПЧ). В частности, Суд установил, что российские суды фактически отменили презумпцию в пользу освобождения, заявив, что при отсутствии новых обстоятельств мера пресечения (заключение под стражу) должна оставаться в силе.

Кроме того, при рассмотрении событий, связанных со смертью г-на Магнитского, Суд пришел к выводу, что травмы, полученные им, `` возможно, были получены в результате избиения сотрудниками тюрьмы '' и равносильны бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, которое власти не расследовали в нарушение как материальной, так и процессуальной части ст. 3. Г-н Магнитский также был лишен - в течение нескольких месяцев до его смерти и особенно в день смерти - критической медицинской помощи, что является нарушением позитивных обязательств государства по защите права на жизнь. по основной части ст. 2 ЕКПЧ. Ввиду отсутствия эффективного расследования обстоятельств смерти г-на Магнитского Суд также установил нарушение процессуальной части ст. 2 ЕКПЧ.

Наконец, Суд установил, что посмертное разбирательство и осуждение г-на Магнитского нарушило право на справедливое судебное разбирательство на основании присущей им несправедливости и презумпции невиновности (в нарушение статьи 6 (1) и (2) ЕКПЧ). ). Суд отклонил жалобу по ст. 5 (1) ЕСПЧ о необоснованности ареста и задержания г-на Магнитского.

Жене и матери г-на Магнитского было присуждено 34 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Комментарий

Сергея Магнитского широко считают информатором за то, что он раскрыл и публично сообщил о предполагаемой хищении более 145 миллионов евро из российского казначейства. Его смерть привела к ратификации Закон Магнитского США от 2012 г.. Закон предусматривал санкции против определенных российских должностных лиц, причастных к смерти г-на Магнитского и / или предположительно виновных в серьезных нарушениях прав человека. В 2016 году Конгресс США принял закон Магнитского во всем мире, разрешив правительству США вводить визовые запреты и адресные санкции в отношении коррумпированных иностранных правительственных чиновников, причастных к нарушениям прав человека или серьезным коррупционным действиям в любой точке мира. Ряд других стран, включая Канаду, Литву, Эстонию, Латвию и Соединенное Королевство, приняли собственное законодательство в стиле Магнитского. Евросоюз вынужден последовать этому примеру. В марте 2019 года Европейский парламент поддержал разрешающая способность призывая к новым санкциям ЕС в области прав человека для наказания государственных и негосударственных субъектов, ответственных за грубые нарушения прав человека. Совет официально не вынес инициативу на обсуждение. Однако неформальные закулисные обсуждения продолжаются в рамках рабочих групп Совета. Такое законодательство, составляющее часть общей внешней политики и политики безопасности ЕС, потребует единогласного решения Совета.

Решение суда придает дополнительный вес импульсу к расширению и применению этих законов и санкций, а также обеспечивает определенную степень справедливости для семьи и сторонников г-на Магнитского. В нем также подтверждается позитивная обязанность государств обеспечивать задержанным адекватную и своевременную медицинскую помощь во время содержания под стражей, которая, если ее не сделать (как в данном случае), может повлечь ответственность властей за необоснованное подвергание жизни заключенных опасности; он решительно критикует попытки властей России изменить презумпцию, предусмотренную статьей 5 (1), в пользу освобождения; и подтверждает подход Суда к неотъемлемой несправедливости посмертных приговоров.

Прочтите полное постановление а также пресс-релиз суда на HUDOC.