Форум: ЕСПЧ
Дело №.:  173/15 и 5 других
Дата приговора: 28 мая 2019

Факты

Заявления были поданы четырьмя физическими лицами и двумя компаниями (в составе правления которых находился третий заявитель). Четвертый заявитель был членом парламента Эстонии во время уголовного разбирательства.

В период с августа 2005 г. по октябрь 2006 г. Служба внутренней безопасности осуществляла тайное наблюдение за заявителями на основании разрешительных решений прокурора или судьи по предварительному следствию. Внутреннее законодательство требует, чтобы оба типа разрешений содержали обоснование наличия разумного подозрения в совершении преступления и того, что тайное наблюдение было крайней мерой. В решениях судей были указаны общие причины необходимости наблюдения. В постановлениях прокуратуры причины не указаны.

Уголовное дело, возбужденное властями Эстонии по подозрению в коррупции, связанном с обменом земельных участков в заповедных зонах на участки в районах, где разрешена застройка. Суд первой инстанции оправдал заявителей, сочтя доказательства недопустимыми, поскольку они были получены незаконным путем. Это решение было отменено апелляционной инстанцией, Апелляционный суд и Верховный суд признали доказательства приемлемыми, а заявителей виновными.

Суждение

Суд не установил нарушения статьи 6 (1) (продолжительность уголовного производства). Рассматриваемое уголовное дело было «значительной сложности«С участием нескольких обвиняемых, нескольких свидетелей и«скрытые преступления”Предлагать и принимать чаевые, что затрудняло сбор доказательств. Не было периодов бездействия или задержек, и ни одна из сторон не затягивала судебное разбирательство ненадлежащим образом. В целом судебное разбирательство (от шести лет до восьми месяцев и от восьми лет до девяти месяцев) не выходило за рамки того, что было разумным в данных обстоятельствах.

Суд установил, что право на уважение частной жизни и корреспонденции (статья 8 ЕКПЧ) было нарушено. Вмешательство не соответствовало национальному законодательству (обоснование разрешений на тайное наблюдение) и, следовательно, не соответствовало закону. В решения, вынесенные судьями по предварительному следствию, включены только «Поверхностные и декларативные заявления«, А доверенность прокуратуры вообще не содержала никаких мотивов. Ретроспективное объяснение причин разрешительных решений «Открыл дверь для произвола вопреки гарантиям по статье 8”(Драгоевиć v Хорватия, № 68955/11, 15.1.15, п. 98).

Суд присудил второй и третьей заявительницам, а также первой и второй компаниям-заявителям по 2000 евро каждой в качестве компенсации морального вреда.

Комментарий

Полагаясь, среди прочего, на принципах, установленных Большой Палатой в Роман Захаров v Россия, № 47143/06, 4.12.15, и Драгоевич против Хорватии, подход Суда к статье 8 был скорее подтверждающим, чем новаторским. Постановление обращает внимание на принцип верховенства права, гласящий, что «Было бы противоречить верховенству закона, если бы юридическая свобода усмотрения, предоставленная исполнительной власти или судье, была выражена в терминах неограниченных полномочий» Принятие использования неадекватных аргументов для оправдания слежки или использования ретроспективных оправданий для исправления этих недостатков со всеми рисками произвола, которые это может вызвать, явно нарушило бы идеал верховенства права.

В июле 2019 года Большая палата дополнительно рассмотрит соответствие различных режимов наблюдения ЕКПЧ в Большой брат уотч и другие против Соединенного Королевства а также Centrum för rättvisa против Швеции.

Прочтите полное суждение о HUDOC.