Дело № 7654/02
Дата вынесения решения: 12 февраля 2009 г.

Факты

Из-за боевых действий зимой 1999/2000 в Чечне заявитель и большая часть его семьи покинули свой дом в Грозном; его сын, однако, остался охранять дом и имущество.

19 января 2000 г. группа вооруженных людей в форме прибыла на улицу заявителя. Очевидцы утверждали, что это были военнослужащие. После проверки документов они увезли сына заявительницы и двух братьев-мужчин на грузовике. Позже вооруженные люди вернулись, уничтожив дом заявителя и автомобили из огнемета. Впоследствии братьев отпустили, заявив, что они были задержаны сотрудниками спецподразделения полиции. Несмотря на обширные обыски и многочисленные запросы властей, сына заявительницы не нашли и с тех пор никто не видел. Заявитель умер в 2003 году, и его жена продолжала подавать заявление в Европейский суд от его имени.

Суждение

Суд сначала установил, что непризнанное задержание и исчезновение сына заявительницы было приписано государственным служащим. Принимая во внимание отсутствие сына заявителя или каких-либо сведений о нем в течение более семи лет, а также отсутствие каких-либо правдоподобных объяснений со стороны Правительства относительно местонахождения и обстоятельств смерти сына заявителя, Суд установил нарушение статьи 2.

Он также установил, что власти не провели тщательного и эффективного расследования обстоятельств исчезновения сына заявительницы в нарушение процессуального аспекта статьи 2. Суд принял к сведению четырехмесячную задержку в возбуждении расследования, общий недостаток должной осмотрительности, а также несколько процедурных недостатков в ходе расследования.

Суд также установил, что родственник заявителей содержался под непризнанным задержанием без каких-либо гарантий, что представляет собой особо серьезное нарушение статьи 5 Конвенции.

Суд также постановил, что у заявительницы не было эффективных средств правовой защиты в связи с исчезновением ее сына и уничтожением собственности, и установил нарушения статьи 13 в совокупности со статьей 2 и статьей 1 Протокола 1.

Что касается статьи 1 Протокола 1 к Конвенции, Суд отметил, что, хотя власти Российской Федерации отрицали ответственность за предполагаемые нарушения прав собственности заявителя, они признали, что люди, похитившие сына заявителя, также нанесли ущерб собственности заявителя. Установив, что похищение было осуществлено государственными органами, Суд установил нарушение статьи 1 Протокола 1.

Заявителю было предоставлено 35 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и 35 000 евро в качестве компенсации морального вреда.