Дело № 71503/01
Дата приговора: 8 апреля 2004 г.

Интересы заявителей представляли юристы по статье 42 Конституции, а также юрист и член Союза независимых юристов Российской Федерации. Грузия.

Факты

Заявитель, Тенгиз Ассанидзе, ранее был мэром Батуми и членом Верховного совета Аджарии. Его обвинили в незаконных финансовых операциях Батумской табачной компании, а также в незаконном хранении и обращении с огнестрельным оружием. 28 ноября 1994 г. он был приговорен к восьми годам тюремного заключения с приказом о конфискации его имущества. 27 апреля 1995 г. Верховный суд Грузии оставил в силе приговор заявителю за незаконные финансовые операции. Заявитель был помилован Президентом Республики 1 октября 1999 г., но не был освобожден местными властями Аджарии. Хотя заявитель все еще находился под стражей (несмотря на то, что он был помилован), 11 декабря 1999 г. ему были предъявлены дополнительные обвинения в связи с отдельным делом о похищении человека. 2 октября 2000 г. Высокий суд Аджарии признал заявителя виновным и приговорил его к двенадцати годам лишения свободы. Хотя впоследствии он был оправдан Верховным судом Грузии 29 января 2001 года, он все еще содержался под стражей аджарскими властями в камере краткосрочного следственного изолятора министерства безопасности Аджарии более трех лет.

Суждение

При определении выводов в соответствии со статьей 5 (1) Суд рассмотрел содержание заявителя под стражей в два отдельных периода, а не непрерывно с 1 октября 1999 г., как утверждал заявитель. Суд счел, что период содержания под стражей с 1 октября 1999 г. (когда президентом было помиловано) по 11 декабря 1999 г. должен был быть признан неприемлемым как несвоевременный. Что касается периода с 11 декабря 1999 г. (когда заявителю было предъявлено обвинение) по 29 января 2001 г., он установил, что жалоба выходит за рамки дела, переданного в Большую Палату для рассмотрения. Суд рассмотрел вопрос о содержании заявителя под стражей с 29 января 2001 г., когда Верховный суд Грузии постановил освободить заявителя. С тех пор заявитель оставался под стражей, несмотря на то, что его дело не было возобновлено и никаких дальнейших распоряжений о его содержании под стражей не поступало. Суд счел, что «задерживать лицо на неопределенный и непредвиденный срок без того, чтобы такое задержание было основано на конкретном законодательном положении или судебном решении, несовместимо с принципом правовой определенности и произвольности и противоречит фундаментальным аспектам верховенства закона». Он установил нарушение статьи 5 (1).

Суд также установил нарушение статьи 6 (1) в том, что судебное решение от 29 января 2001 г., которое было окончательным и подлежащим исполнению судебным решением, не было исполнено более чем через три года, тем самым лишая положения статьи 6 (1). ) Конвенции всякого полезного эффекта.

Принимая во внимание особые обстоятельства дела и острую необходимость положить конец нарушению статей 5 (1) и 6 (1), Суд счел, что государство-ответчик должен обеспечить освобождение заявителя как можно скорее.  Кроме того, он присудил 150 000 евро «в качестве компенсации всего причиненного ущерба» за содержание заявителя под стражей с 29 января 2001 г.

Комментарий

Вопрос о юрисдикции не поднимался и не оспаривался ни одной из сторон в своих объяснениях. Однако Суд рассмотрел, возникнут ли такие вопросы с учетом истории Грузии и статуса Аджарской Автономной Республики по сравнению с двумя другими автономными образованиями (Осетией и Абхазией, которые имели сепаратистские устремления). Суд пришел к выводу, что Аджарская Автономная Республика является неотъемлемой частью территории Грузии и находится в ее компетенции и контроле. Таким образом, он установил, что фактические факты, на основании которых возникли утверждения о нарушениях, подпадают под «юрисдикцию» Грузии по смыслу статьи 1 Конвенции. Более того, даже несмотря на то, что во внутренней системе эти вопросы напрямую возлагаются на местные власти Аджарской Автономной Республики, ответственность за это несет исключительно грузинское государство, участвующее в Конвенции.