Дело № 68007/01
Дата приговора: 5 июля 2007 г.

Факты

Это дело касается «исчезновения» бывшего спикера чеченского парламента Руслана Алихаджиева. Дело было передано в Европейский суд его матерью. 17 мая 2000 г. большая группа вооруженных людей в камуфляжной форме на бронетранспортерах (БТР) и полноприводных автомобилях УАЗ окружила их дом с двумя вертолетами, зависшими над головой. Сын г-жи Алихаджиевой был арестован без объяснения причин и без предъявления документов, подтверждающих арест. Были задержаны еще пятеро мужчин, проживающих по соседству. Им, наряду с сыном заявителя, завязали глаза, поместили в БТР и доставили в ближайшее место, где они видели г-на Алихаджиева в последний раз. Различные официальные заявления для прессы подтверждали, что г-н Алихаджиев был схвачен силами безопасности, а в сентябре 2000 года заместитель генерального прокурора заявил, что г-н Алихаджиев был похищен неизвестной вооруженной группой и был убит в августе 2000 года.

Уголовное дело по факту похищения сына заявителя было возбуждено в июле 2000 г., но впоследствии приостанавливалось и возобновлялось несколько раз. Заявитель был признан потерпевшим по делу в марте 2001 г. и вместе с семьей г-на Алихаджиева активно искал его. Они обращались в соответствующие официальные и административные органы, доводя до сведения средств массовой информации и общественных деятелей его исчезновение и посещая различные центры содержания под стражей. Его имя не было найдено ни в каких записях. Официальное расследование не установило его местонахождение и не нашло виновных.

Суждение

Суд установил нарушение статьи 2 как по существу, так и процессуально. Принимая во внимание способ задержания г-на Алихаджиева, тот факт, что государственные следователи признали участие правоохранительных органов в его задержании, а также отсутствие каких-либо новостей от него в течение более шести лет, Суд постановил, что он должен считаться умершим после его безвестное задержание государственными военнослужащими.

Что касается процессуального аспекта, Суд отметил, что расследование обстоятельств задержания сына заявительницы не было эффективным. Его не открыли сразу после ареста, там было «необъяснимые задержки в выполнении самых важных задач», Некоторые важные следственные действия не были приняты, и дело откладывалось и возобновлялось много раз без какой-либо информации о ходе расследования.

То, как власти рассмотрели жалобы заявительницы, вкупе с ее страданиями в результате исчезновения сына, представляют собой бесчеловечное обращение, противоречащее статье 3.

Содержание сына заявителя под стражей без признания каких-либо гарантий статьи 5 составляет «особо серьезное нарушение права на свободу и безопасность».

Государство также не выполнило свои обязательства по статье 13 (право на эффективное средство правовой защиты) в сочетании со статьями 2 и 3 Конвенции.

Заявителю была присуждена компенсация морального вреда в размере 40 000 евро.

Комментарий

Заявительница утверждала, что ее сын подвергся жестокому обращению в нарушение статьи 3, ввиду известных обстоятельств его задержания, и что власти не провели эффективного расследования этой жалобы. Суд, однако, счел, что свидетельские показания, представленные заявительницей, не содержат достаточных доказательств, чтобы вне всяких разумных сомнений установить, что ее сын подвергся жестокому обращению после ареста, и не усмотрел нарушения статьи 3. Напротив. со многими другими аналогичными делами, рассмотренными Судом, государству была предоставлена соответствующая информация и документация, позволяющие Суду вынести свое решение, таким образом, нарушения статьи 38 (1) (а) не было.