Содержание заключенного в 8000 км от дома нарушает право на уважение семейной жизни

7 Март 2017

Сегодня Европейский суд по правам человека постановил, что российское правительство нарушил право на уважение семейной жизни жены и детей заключенного, которого отправили в исправительное учреждение примерно в 8000 км от его дома в Чечне.[1] Его жена, г-жа Наталья Кибало, и их две дочери были представлены Европейский центр защиты прав человека (EHRAC) на базе Мидлсексский университет, и Правозащитный центр "Мемориал" (Москва).

Муж г-жи Кибало был приговорен к двадцати годам лишения свободы 27 мая 2007 года Верховным судом Дагестана. В феврале 2008 года он был отправлен в колонию строгого режима (где условия отбывания наказания по российскому законодательству самые суровые) в Благовещенске, городе на Дальнем Востоке России, граничащем с северо-востоком Китая. Г-жа Кибало обратилась в Федеральную службу исполнения наказаний (ФСИН) с просьбой перевести его в ближайшее учреждение, но она была отклонена. Она утверждала, что на практике ее лишили возможности навещать мужа, поскольку дорога в Благовещенск из их дома в станице Дубовская (Чечня) занимала не менее восьми дней. Хотя муж г-жи Кибало имел право на три четырехчасовых свидания и три трехдневных свидания в год, он не мог в полной мере воспользоваться своим правом: его семья могла совершить необходимую поездку только восемь раз за четыре года из-за запредельной цены билета и расстояния. Расходы г-жи Кибало спонсировались в первых шести случаях до 2010 года; она вообще не могла позволить себе путешествовать ни в 2013, ни в 2014 году. Их младшая дочь, родившаяся в 2009 году, никогда не видела своего отца.

В своем заявлении в Европейский суд г-жа Кибало и ее дочери жаловались, что отправка ее мужа в такое отдаленное учреждение нарушила их право на уважение семейной жизни (статья 8 Европейской конвенции о правах человека – ЕКПЧ). Они также утверждали, что власти Российской Федерации не представили никаких доказательств, оправдывающих содержание ее мужа в исправительном учреждении за пределами Северо-Кавказского региона, а также не было необходимости или пропорциональности помещать его конкретно в Благовещенск. В сегодняшнем решении Суд подтвердил, что существенной частью права заключенного на уважение семейной жизни является помощь властей в поддержании контактов с близкими родственниками. Устанавливая нарушение статьи 8, он заявил, что расстояние между пенитенциарным учреждением и домом семьи Кибало было

«отдаленный до степени причинения лишений».

Заявителям была присуждена компенсация в размере 6000 евро.


Несовершенство российского законодательства


Суд рассмотрел жалобы заявителей относительно того, удовлетворял ли Уголовно-исполнительный кодекс 1997 года критерию «качество права» в соответствии со статьей 8§2. Установив, что CES не прошел этот тест, Суд постановил, что вмешательство в семейную жизнь заявителей не было «в соответствии с законом» и нарушили их право на семейную жизнь по смыслу статьи 8 ЕКПЧ. Ссылаясь на КЕС, он пришел к выводу, что российская внутренняя правовая система не обеспечивает адекватных гарантий по трем аспектам:

  • при первоначальном размещении заключенных в исправительном учреждении российское законодательство не требует от ФСИН рассмотрения возможных последствий, которые расположение исправительного учреждения может иметь для семейной жизни осужденных и их родственников;
  • закон не предоставляет реальной возможности перевода заключенного в другое исправительное учреждение по основаниям, связанным со статьей 8 ЕКПЧ; а также
  • Российское законодательство не позволяет физическим лицам добиваться судебного пересмотра решений ФСИН, поскольку национальные суды не обязаны рассматривать доводы лиц, обжалующих решения ФСИН, в соответствии со статьей 8 ЕКПЧ.

Это дело является частью более широкой тяжбы EHRAC по защите прав заключенных, которые часто плохо защищены в нашем целевом регионе (Россия, Украина и Южный Кавказ). Смерти заключенных в местах содержания под стражей, к сожалению, являются обычным явлением. В Грузии, например, этот вопрос стал особенно актуальным в свете скандала в тюрьме Глдани в сентябре 2012 года, когда просочились кадры пыток и изнасилований в тбилисской тюрьме. В декабре 2015 года правительство Грузии признало, что оно нарушил право на жизнь в одном из наших дел, в котором мужчина, отказавшись стать осведомителем, якобы подвергался издевательствам со стороны тюремного персонала и заключенных, пока не был найден повешенным в своей одиночной камере. Более того, заключенным часто не предоставляется надлежащая медицинская помощь, что усугубляет и без того плохие условия содержания под стражей. Мы рассматриваем несколько дел бывших заключенных правозащитников в Азербайджане, а в 2016 году Европейский суд вынес решение по делу Лейла и Ариф Юнус, установившие, что неадекватное медицинское обеспечение равносильно бесчеловечному и унижающему достоинство обращению.


[1] Дело было частью группы из четырех решений, Полякова и другие против Россиивынесено Европейским судом по правам человека 7 марта 2017 г.