Люди продолжают исчезать - пора России взять на себя ответственность

13 Июнь 2018

Это самый страшный кошмар для всех – исчезновение члена семьи. Мы рассчитываем, что полиция поможет их найти. Но что, если они, казалось бы, «исчезли» самими государственными властями? То Европейский суд по правам человека это последнее прибежище для обезумевших семей, некоторые из которых ждут более десяти лет, чтобы узнать о судьбе своих близких.  EHRAC (на основе Университет Миддлсекса в Лондоне) и Правозащитный центр "Мемориал" представляют семьи Салиха Саидова и Омара Велибагандова, дела которых были переданы Судом правительству России для ответа 16 мая 2018 года.


Как «исчезли» Салих и Омар?


Тысячи насильственных исчезновений терзают российский Северный Кавказ уже более двух десятилетий. Эта группа дел, которую Суд объединил для рассмотрения как единое целое, ставит под сомнение исчезновения тринадцати человек с 2005 г., которого в последний раз видели под стражей в полиции или спецслужбах, включая Салиха и Омара.

Салих переехал в Москву из Махачкалы (Дагестан) в 2004 году, в возрасте 26 лет. В июле 2005 года трое друзей Салиха сообщили его матери, что они арестованы вместе с ее сыном в Москве. Их отпустили, а Салиха нет. Его мать узнала от официальных лиц, что московские полицейские задержали Салиха по запросу дагестанского следователя, и его увезли на допрос в Махачкалу. Это опровергли власти Дагестана, которые также опровергли факт возбуждения против него уголовного дела. Его мать считает, что после задержания МВД в Махачкале на 3 дня его перевели в Грозный, Чечня. Он остается пропавшим без вести.

История Омара Валибагандова была представлена на выставке People in Need под названием «Истории без конца». (http://bezkonce.com/)

Утром 22 августа 2013 года Омар вышел из квартиры своего друга, чтобы пойти на работу. Вскоре после этого он перестал отвечать на звонки по мобильному телефону. Около 18:00 он был доставлен группой сотрудников ФСБ в Карабудахкентскую центральную больницу с огнестрельным ранением от резиновой пули в бедро. Затем его перевели в больницу Избербаша в наручниках и под наблюдением. В больнице во время извлечения пули Омар рассказал врачам, что его избили, расстреляли и похитили сотрудники правоохранительных органов. Вскоре после этого его увезли на полицейской машине, и с тех пор о нем никто не видел и не слышал.

Расследование всех тринадцати исчезновений все еще продолжается, хотя прошло более десяти лет с тех пор, как Салиха видели в последний раз, и пять лет с момента исчезновения Омара. Их родственники использовали все доступные им средства возмещения ущерба – обращались к официальным российским властям, рассматривали свои дела в судах, обращались за помощью к НПО и правозащитным организациям – но безрезультатно. Судьбы исчезнувших мужчин до сих пор остаются неизвестными.


Почему российские власти должны нести ответственность за их исчезновения?


Эти дела касаются некоторых из самых основных прав человека – права на жизнь, права на свободу и запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение. Мы утверждаем от имени семей Омара и Салиха, что представители государства несут ответственность за похищение и последующее исчезновение их родственников, и что власти не провели эффективного расследования в соответствии со статьей 2 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). От имени брата Омара мы также утверждаем, что государство не предприняло шагов для защиты права Омара на жизнь (статья 2 ЕКПЧ) и что похитители жестоко обращались с ним (статья 3 ЕКПЧ). Мы заявляем от имени обеих семей, что они перенесли душевные страдания в связи с исчезновением их родственников из-за безразличия властей к их просьбам о помощи (статья 3 ЕКПЧ), и что незаконное задержание их родственников нарушило их право на свободу ( Статья 5 ЕКПЧ). В свете все еще незавершенных расследований мы также ссылаемся на право на эффективное средство правовой защиты (статья 13 ЕКПЧ), поскольку заявители не имели реального обращения к правосудию.


Почему это важно?


Насильственные исчезновения остаются острой проблемой в современной России. Во время чеченских войн 1994-96 и 1999-2000 годов российские спецслужбы обычно несли ответственность за насильственные исчезновения, совершаемые под прикрытием так называемых силовых операций. Оценки существенно разнятся, однако, по оценке ПЦ «Мемориал», с 1999 по начало 2005 года пропало от 3000 до 5000 человек, что дает России «бесславная честь быть мировым лидером в области насильственных исчезновений». Родственники жертв не имеют доступа к эффективным средствам правовой защиты на национальном уровне и, следовательно, не имеют возмещения. В других случаях Европейский суд осуществил важную меру правосудия в отношении тысяч жертв и их семей, признав ответственность России. за нарушения права на жизнь в более чем 250 случаях от Северной Каролины в период с 1999 по 2006 год (включая многие дела об исчезновениях) и присуждение моральной компенсации на сумму более 20 миллионов евро с 2005 года.

Ни один из 13 исчезновений в этой группе являются «историческими», имевшими место в период с 2005 по 2014 год, и большинство расследований еще не завершены. Эта тенденция имеет более широкие региональные последствия, и в последние годы наблюдается ее возрождение. Например, в июле 2017 г. надежные отчеты Выяснилось, что в период с декабря 2016 г. по январь 2017 г. в Чечне были задержаны десятки мужчин, и что не менее 27 из них впоследствии были казнены. Практика насильственных исчезновений на Северном Кавказе, особенно в Чечне, используется для преследования и запугивания определенных социальных групп, помимо тех, кто подозревается – с фактическими основаниями или без них – в связях с радикальными или незаконными вооруженными формированиями. Несколько волны пыток и убийств ЛГБТ в Чечне также широко освещались международными СМИ с осени 2016 года.