Омар Валибагандов и еще четверо мужчин предположительно погибли от рук российских государственных агентов

10 Февраль 2020
Omar Valibagandov and four other men presumed dead at the hands of Russian state agents

4 февраля 2020 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) признал Россию виновной за похищение и предполагаемую смерть пяти мужчин из Ингушетии, Дагестана и других регионов Северного Кавказа. Одним из мужчин был Омар Валибагандов, 37-летний муж, отец и брат, которые жили и работали в Дагестане. Он был похищен российскими государственными агентами в августе 2013 года, и с тех пор его никто не видел. Суд установил, что Россия нарушила право Омара на жизнь (статья 2 Европейской конвенции о правах человека), что он подвергся бесчеловечному и унижающему достоинство обращению со стороны похитителей (статья 3) и что его непризнанное задержание нарушило его права. право на свободу (ст. 5). EHRAC вместе с ПЦ Мемориал, представлял младшего брата Омара Ислама.

Что случилось с Омаром Валибагандовым?

Омар Валибагандов пропал без вести 23 августа 2013 года. Его начальник выразил обеспокоенность по поводу местонахождения Омара после того, как он не явился на встречу. Он позвонил своему младшему брату Исламу, предупредив его о ситуации. Жена Омара попыталась позвонить мужу на его телефон, но он был выключен. Пара разговаривала по телефону каждый день, и она забеспокоилась, когда он не ответил на ее звонки.

Позже в тот же день босс Омара получил текстовое сообщение с телефона Омара, в котором он сказал, что у него «проблемы» и что его не будет в ближайшие несколько дней. Омар упомянул, что оставил свою машину в специально отведенном месте. Босс и брат Омара пошли забирать машину. Позже Исламу Валибагандову удалось получить запись с камер видеонаблюдения, которая показала, что автомобиль был припаркован неизвестным человеком, которого можно было увидеть, протирающим рулевое колесо и двери.

Около 6 часов утра 23 августа 2013 года в отделение неотложной помощи Центральной больницы Карабудахкента позвонили по поводу Омара. Он был найден раненым на шоссе Ачи. Звонивший добавил, что Омара сопровождали сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ). Была отправлена скорая помощь, за которой к месту происшествия следовали две неопознанные машины. Когда приехала бригада скорой помощи, они нашли Омара вместе с несколькими офицерами ФСБ, одетыми в военную форму.

Омара в одном нижнем белье и наручниках перевели из микроавтобуса в «скорую» сотрудники ФСБ. Врач констатировал многочисленные травмы на теле и голове. Омар сказал доктору, что был похищен и подвергся жестокому обращению, но ему удалось бежать «с помощью добрых людей». Начальник ФСБ настоял на том, чтобы скорая помощь отвезла Омара в Избербашскую больницу, а не в больницу в Карабудахкенте, куда поступил вызов.

Когда приехала скорая помощь, в Избербашской больнице ждали от двадцати до двадцати пяти сотрудников милиции. Вскоре стало очевидно, что Омар получил ранение нижней части бедра резиновой пулей. Он сообщил врачам, что был похищен, избит и обстрелян сотрудниками правоохранительных органов в масках возле станции Ачи. Раны Омара были обработаны, но на него сразу же снова надели наручники, препроводили в полицейскую машину и увезли. С тех пор его не видели.

О госпитализации Омара сообщил в полицию хирург. Омар якобы дал полиции заявление, в котором он написал, что он случайно застрелился из пневматического ружья на пляже Избербаш. Позже следователи поставили под сомнение подлинность этого заявления.

История Омара Валибагандова была представлена на выставке «Люди в нужде» под названием «Истории без конца». (http://bezkonce.com/)

Позднее сотрудники милиции обыскали пляж Избербаша и обнаружили патрон, но этот предмет не был собран в качестве вещественного доказательства.

26 августа 2013 года офицер полиции, ведущий расследование исчезновения Омара, отказал в возбуждении уголовного дела из-за отсутствия доказательств преступления. Это решение было отменено прокурором Избербаша 25 октября 2013 года. В период с 2014 по 2018 год расследование приостанавливалось и возобновлялось как минимум восемь раз.

Что нашел суд?

Суд сначала отметил, что похищение произошло в контексте продолжающихся спорадических насильственных исчезновений после крупномасштабной контртеррористической операции в регионе. Он определил, что Омар Валибагандов должен считаться умершим после его похищения российскими государственными агентами, и что его смерть может быть приписана государству в нарушение его права на жизнь (ст. 2).

Несколько правоохранительных органов были замешаны в инциденте с Омаром, и Суд пришел к выводу, что, «не действуя быстро и решительно», вовлеченные власти не приняли достаточных мер, чтобы не рисковать его жизнью. Таким образом, Суд установил нарушение позитивного обязательства по ст. 2 в отношении Омара.

Суд также установил, что расследование российских властей было неэффективным в нарушение процессуального аспекта статьи 2. Следователи не предприняли надлежащих шагов для установления личности военнослужащих, которые могли быть причастны к инциденту. Ключевые доказательства не были собраны.

Омар был подвергнут пыткам (статья 3) со стороны своих похитителей, при этом Суд принял во внимание представленные доказательства с подробным описанием ран на его теле.

Отсутствие каких-либо юридических оснований или признание задержания Омара также представляет собой особо серьезное нарушение - полное отрицание - его права на свободу и безопасность (статья 5).

Суд обязал Россию выплатить заявителю 80 000 евро в качестве компенсации морального вреда. Брат Омара Ислам был искусством. 3 жертва нарушения в своем собственном праве из-за страданий и страданий, которые он перенес и продолжает страдать в результате его неспособности узнать судьбу своего пропавшего брата, а также из-за того, как были рассмотрены его жалобы властями.

Ислам Валибагандов также просил Суд указать властям России, что они обязаны установить и привлечь к ответственности виновных в похищении его старшего брата, а также принять все возможные меры для обнаружения его тела и возвращения его семье. Правительство не дало комментариев в ответ на этот запрос. Суд подтвердил свои выводы (в Аслаханова и др.) что неэффективные расследования исчезновений в регионе в рассматриваемое время были системной проблемой, но она отказалась удовлетворить просьбу заявителя, поскольку «наиболее целесообразно предоставить Правительству выбор средств […] для выполнения своих юридических обязательств». для выполнения постановления ».