Ни мира, ни победы - заявителю отказано в разрешении на демонстрацию

22 июля 2013 г.
Neither Peace nor Victory – applicant denied permission to demonstrate

12 июля 2013 г. EHRAC и российская общественная организация «Мемориал» возбудили в Европейском суде по правам человека новое дело о запрете «пропаганды гомосексуализма». Заявитель Александров утверждает, что отказ архангельских властей разрешить демонстрацию по повышению осведомленности о проблемах, с которыми сталкиваются ЛГБТ-подростки, нарушил его право на свободу собраний, статью 11 Европейской конвенции о правах человека.

В августе 2012 года заявитель обратился за разрешением на проведение демонстрации для повышения осведомленности о проблемах, с которыми сталкиваются ЛГБТ-подростки. Для демонстрации были предложены две возможные локации – парк «Победы» и площадь «Мира». Мэрия Архангельска отклонила его заявление, сославшись на закон «Об охране здоровья и нравственности детей Архангельской области», запрещающий «пропаганду гомосексуализма» среди несовершеннолетних. В письме мэрии также говорилось, что пропаганду следует понимать как публичное распространение и разъяснение идей, знаний или учений, и поэтому демонстрацию, направленную на привлечение внимания к проблемам ЛГБТ-подростков, следует рассматривать как пропаганду гомосексуализма.

Заявитель обратился с жалобой на судебное рассмотрение решения в Ломоносовский районный суд г. Архангельска и Архангельский областной суд. Оба суда постановили, что первоначальное решение об отказе в его ходатайстве было оправдано на основании положений «Закона о защите нравственности», запрещающего «пропаганду гомосексуализма». Заявитель продолжает подавать жалобу в Президиум Архангельского областного суда.

В апелляции в Европейский суд г-н Александров утверждал, что решение мэрии нарушило Законы о защите нравственности, которые, по мнению Верховного суда России, не могут служить основанием для запрета на массовые мероприятия. Он также утверждал, что вмешательство нельзя считать «необходимым в демократическом обществе». Помимо утверждения, что его право на свободу собраний было нарушено, он также жалуется на нарушение статьи 14 Конвенции в совокупности со статьей 11, поскольку, как он утверждает, с теми, кто ищет разрешения на проведение публичных собраний, обращаются по-разному на основании их сексуальной ориентации в соответствии с Закон о защите нравственности, который он считает неоправданным по объективным и разумным причинам.