Ведущие российские правозащитные НПО оспаривают в Европейском суде закон об «иностранных агентах»

7 Февраль 2013

Сегодня в Европейский суд по правам человека подается заявление от имени одиннадцати ведущих российских правозащитных организаций об оспаривании недавно принятого Закона об иностранных агентах. Они утверждают, что этот Закон нарушает их права на свободу объединения и выражения мнений (статьи 11 и 10 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ)), и просят Европейский суд в срочном порядке уделить их делу приоритетное внимание. Дело возбуждено российской общественной организацией «Мемориал» и Европейским центром защиты прав человека (EHRAC), базирующимся в Миддлсекском университете.

Закон был принят в ноябре 2012 года и установил новую классификацию НКО в России – «иностранный агент». В соответствии с этим Законом, если НПО получает иностранное финансирование и занимается «политической деятельностью», она должна зарегистрироваться в качестве «иностранного агента», после чего на нее распространяются значительные ограничения и правила в отношении отчетности. Любые материалы или ресурсы, произведенные НПО, должны быть помечены как произведенные «иностранным агентом».

Дело возбуждено от имени «Экозащиты», «Голоса», «Гражданского наблюдения», Комитета «Гражданское содействие», Комитета против пыток, «Машр», «Международного Мемориала», Московской Хельсинской группы, «Общественного вердикта», Правозащитной группы «Мемориал» и Движения за права человека. Примечательно, что широко распространено мнение, что организация «Голос», которая проводит независимое наблюдение за выборами, способствовала недавнему всплеску протестного движения в России, что, в свою очередь, привело к законодательным ограничениям, включая Закон об иностранных агентах. НПО утверждают, что Закон излишне и неоправданно подвергает их риску серьезных санкций, включая уголовное преследование отдельных лиц и возможное приостановление деятельности их организаций.

Заявители также говорят, что термин «иностранный агент» имеет очень негативное значение в России из-за его ассоциации со словом «шпион» в русском языке, что, таким образом, повлияет на их репутацию и их способность эффективно функционировать. Отсутствие четкого определения «политической деятельности» в российском законодательстве также оспаривается, поскольку считается, что это может привести к произвольному применению закона властями.

«Это очень репрессивный закон, который напрямую угрожает целостности и деятельности российских НПО, которые играют жизненно важную роль в проверке и наблюдении за государством. Мы призываем Страсбургский суд действовать быстро, чтобы отменить его».

Филип Лич, EHRAC.

Комментарии партии «Единая Россия» включают:

Президент Путин: «[..] они якобы являются нашими национальными НПО, но по сути работают на иностранные деньги, играют музыку, заказанную иностранным государством [...] Мы должны ограждать себя от этого вмешательства в наши внутренние дела.

Михаил Старшинов (соавтор закона, депутат Госдумы, депутат от партии «Единая Россия»): «некоторые политические технологии [..] позволяют разрушать конституционный строй государств с использованием НПО и подобных структур.

Партия «Единая Россия»: «те НПО, которые занимаются политической деятельностью и получают деньги из-за рубежа, должны иметь статус иностранного агента, чтобы общественность могла видеть, кто внедряет идеи в их сознание и кто оплачивает их работу».

Комментарии международных НПО включают:

Хью Уильямсон, директор европейской и центральноазиатской программы Хьюман Райтс Вотч: «Это лицемерное заявление президента Путина и его быстрое подписание поправок, несмотря на внутреннюю и международную критику, показывают его неуважение к международным обязательствам России в области прав человека [..] Новый закон серьезно подрывает свободу собраний в России».

Джон Далхуизен, директор Amnesty International по Европе и Центральной Азии: «Похоже, что у этого законопроекта нет иной цели, кроме как создать препятствия для многих ведущих НПО, критикующих правительство, и еще больше затруднить их деятельность в России. Его следует немедленно отменить».


В июле 2013 г. направлено дополнительное представление в Европейский суд по делу «Иностранный агент».