Отсрочка правосудия - отказ в правосудии: 9-летняя задержка в расследовании убийства двух мужчин сотрудниками полиции в Грузии является нарушением Конвенции

18 Июль 2019

Заявителями по делу являются г-н Юрий Вазагашвили и г-жа Циала Шанава, родители З.В., 22-летнего мужчины, застреленного в своей машине во время полицейской операции в центре Тбилиси в 2006 году. З.В. был убит, когда было произведено более 70 выстрелов. стреляли в направлении его автомобиля, с близкого расстояния, и это несмотря на то, что пассажиры не стреляли в сотрудников милиции и не представляли для них угрозы. 18 июля 2019 г., Европейский суд постановил что судебное преследование и осуждение офицеров грузинским судом не было адекватным средством правовой защиты от убийства З.В. и установило нарушения обязательств грузинского государства уважать право на жизнь (статья 2 ЕКПЧ). Заявителей представляли EHRAC и Ассоциация молодых юристов Грузии.

Что произошло в Тбилиси 2 мая 2006 года?

2 мая 2006 г. З.В. ехал в машине с двумя своими друзьями, когда сотрудники милиции устроили им засаду в оживленной части города. К автомобилю подошел человек в штатском, вооруженный пистолетом, и попытался открыть переднюю дверь, а не сумев этого сделать, без предварительного предупреждения начал стрелять в пассажиров. После того, как водитель ЗВ попытался скрыться на автомобиле и разбился, пятеро милиционеров, вооруженных автоматами, открыли огонь по автомобилю. Два выстрела были произведены с близкого расстояния по З.В. и пассажиру на переднем сиденье, в результате чего они погибли. Всего было произведено более 70 выстрелов, в машину попало около 40 пуль. Третий пассажир автомобиля получил множественные ранения, но выжил.

Как проводилось расследование?

Спустя девять лет после рассматриваемых событий грузинские суды признали пятерых сотрудников милиции виновными в убийстве, должностных преступлениях, фабрикации доказательств и незаконном аресте, установив, что единственной целью операции было убийство пассажиров автомобиля З.В. Офицерам давали меньше максимальных сроков, которые затем смягчали по амнистии.

Помимо продолжительного времени, которое потребовалось для преследования офицеров, расследование, завершившееся их осуждением, было ошибочным, например: в нем участвовал сотрудник Министерства внутренних дел, участвовавший в операции; судебно-медицинская экспертиза прямо противоречила показаниям свидетелей; и заявителям было отказано в возможности эффективного участия в судебном разбирательстве, поскольку они не были признаны потерпевшими.

Отчасти из-за отсутствия адекватных действий со стороны грузинских властей отец З.В. и первый заявитель по делу, рассматриваемому Европейским судом, взяли на себя обязательство добиваться справедливости в связи с убийством своего сына, что, по словам Суда, «стал одним из самых известных и скандальных примеров полицейского произвола.». В январе 2015 года отец З.В. был убит самодельным взрывным устройством, которое (судами Грузии) было установлено сотрудником полиции на могиле З.В.

Выводы Европейского суда

Европейский суд на основании приговора, вынесенного грузинским судом офицерам, пришел к выводу, что совершенно очевидно, что убийство З.В. представителями государства было приписано грузинскому государству в соответствии со статьей 2 ЕКПЧ.

Суд также постановил, что грузинское расследование убийства З.В.

«явно не хватало необходимой тщательности, объективности и, как впоследствии выяснилось по результатам возобновленного расследования, добросовестности».

Несмотря на то, что расследование в конечном итоге привело к вынесению обвинительного приговора офицерам, девятилетняя задержка означала, что это не является достаточным возмещением для заявителей, поскольку «Задержка правосудия часто означает отказ в правосудии». Кроме того, Суд установил, что вынесение приговора виновным было недостаточным для обеспечения эффективного расследования убийств, совершенных государственными агентами, подчеркнув, что

«Суд ожидает, что государства будут более строгими при наказании своих собственных сотрудников правоохранительных органов за совершение таких тяжких преступлений, угрожающих жизни, чем в отношении обычных правонарушителей, потому что речь идет не только о личности преступника. ответственность правонарушителей по закону, но также и обязанность государства бороться с ощущением безнаказанности, которым правонарушители могут считаться в силу своего служебного положения, а также поддерживать общественное доверие и уважение к правоохранительной системе.».

Соответственно, Суд также установил нарушение процессуальных обязательств грузинского государства по статье 2 ЕКПЧ.

Суд присудил оставшейся в живых заявительнице, матери З.В., 50 000 евро в качестве компенсации морального вреда ввиду ее «глубоких переживаний и расстройств» в связи с убийством ее сына представителями государства и «непроведением своевременного расследования, приведшего к адекватное наказание всех виновных».