Расследование исчезновения четырех мужчин в Санкт-Петербурге в 2009 году нарушило Европейскую конвенцию

19 декабря 2013 г.

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по делу Добриева и другие против России и установил, что расследование исчезновения четырех родственников заявителей из Санкт-Петербурга в 2009 году было неэффективным и, следовательно, нарушило их право на жизнь в соответствии со статьей 2 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). Интересы заявителей представляли юристы Европейского центра защиты прав человека (EHRAC), базирующегося в Мидлсекском университете, и российской общественной организации «Мемориал», базирующейся в Москве. Суд присудил заявителям по 15 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Заявители, Танзила Добриева, Милана Аджиева, Елизавета Добриева и Фатима Джаниева, являются гражданами России. Первые трое являются дальними родственниками известного ингушского бизнесмена и политика, убитого в октябре 2009 года в Северо-Кавказском регионе неизвестными боевиками. Четвертый заявитель, г-жа Джаниева, чье нынешнее местонахождение не разглашается по соображениям безопасности, является его вдовой.

25 декабря 2009 года Фатима Джаниева и четверо ее родственников прибыли в Санкт-Петербург из Ингушетии. В то время она была на 8-м месяце беременности и находилась в Санкт-Петербурге, обращаясь за медицинской помощью после того, как пережила взрыв автомобиля в Ингушетии, во время которого она потеряла нескольких членов своей семьи.

Около полуночи того же дня четверо родственников ушли навестить одного из членов своей семьи. Одна из заявительниц утверждает, что ее муж позвонил ей и сказал, что их машину преследует подозрительное транспортное средство. После этого звонка вся телефонная связь была прервана. В течение нескольких часов после потери связи заявители пожаловались властям с соответствующими подробностями обстоятельств исчезновения их родственников, но уголовное дело было возбуждено только через месяц, 25 января 2010 г., когда какие-либо ценные доказательства и информация (записи с камер видеонаблюдения), необходимые для расследования дела, уже уничтожены.

В своем заявлении в Суд заявители утверждали, что четверо их родственников исчезли после задержания государственными должностными лицами и что расследование обстоятельств (которое в декабре 2011 г. оставалось незавершенным без установления виновных) было неэффективным. Наряду с нарушениями статьи 2 ЕКПЧ заявители также жаловались на нарушения статей 3 и 5 в результате их душевных страданий, вызванных исчезновением их близких родственников, которые, по их утверждению, были незаконно задержаны. Наконец, они жаловались на отсутствие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне в отношении этих жалоб в нарушение статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты).

Российское правительство утверждало, что не было никаких доказательств того, что задержанные находились под контролем государства или что они мертвы. Они также заявили, что были приняты «все необходимые меры» для проведения эффективного расследования.

Суд установил, что, несмотря на то, что не было достаточных доказательств, подтверждающих тот факт, что похитители были военнослужащими государства, расследование инцидента было признано неэффективным в нарушение статьи 2 ЕКПЧ: «Не было предпринято никаких разумных шагов для обеспечения доказательств и демонстрации усердия и оперативности в решении такого серьезного вопроса». Они также постановили, что тот факт, что власти не связали исчезновение с предшествующими событиями, касающимися заявителей (а именно, последовательностью нападений с участием членов расширенной семьи) «имеет особенно большое значение при выводе об общей эффективности». Он также счел, что следователи должны были принять более активные меры для получения показаний четвертой заявительницы как ключевого свидетеля, учитывая, что они знали о ее «исключительно уязвимом положении», находящейся на последней стадии беременности и о потере мужа. , невестка, мать и четыре брата (включая одного, пропавшего без вести в Санкт-Петербурге) и пережили взрыв автомобиля в течение двух месяцев.