Грузинские тюрьмы должны предоставлять заключенным эффективное лечение

20 Декабрь 2018

Спустя десять месяцев после того, как сын Русико Майсурадзе начал отбывать тюремный срок, его семья заметила, что он нездоров. У него был диагностирован туберкулез, и он умер через пять месяцев. Сегодня, Европейский суд по правам человека постановил, что тюремные власти Грузии на длительный срок лишали его эффективных лекарств, что могло необратимо ухудшить его состояние и привести к смерти. Г-жа Майсурадзе была представлена EHRAC и Ассоциация молодых юристов Грузии (Тбилиси, Грузия).

Что случилось с сыном госпожи Майсурадзе?

Г-н Т. был осужден и приговорен к тюремному заключению в феврале 2008 г. С октября 2008 г. его здоровье начало ухудшаться, и в декабре 2008 г. у него был диагностирован туберкулез. В тот же день врач Руставской тюрьмы № 2 рекомендовал его перевести в Ксани. тюрьма, единственная тюрьма в Грузии с адекватными условиями для заключенных, больных туберкулезом. Однако г-н Т. оставался в тюремной больнице в Рустави № 2. Он прошел пятинедельное лечение, но оказалось, что он устойчив к лекарствам. Тюремный врач еще раз рекомендовал его перевести в тюрьму Ксани, но Т. не переводили до января 2009 года, и его лечение не изменилось. С марта 2009 г. Т. жаловался, что не может ходить. По результатам анализов в мае 2009 года Т., наконец, прописали новый курс лечения, но всего через две недели он умер от туберкулеза легких с множественной лекарственной устойчивостью.

Было начато предварительное следствие по факту «умышленного убийства», которое было прекращено за отсутствием состава преступления, и было установлено, что Т. умер от естественного осложнения туберкулеза и что его лечение было адекватным.

Как это нарушило его права человека?

В сегодняшнем решении Европейский суд установил, что г-н Т. не получал эффективного лечения более четырех месяцев после постановки диагноза. Суд отметил, что, несмотря на то, что лечение, которое он первоначально получил, не дало эффекта и его состояние резко ухудшилось, власти не внесли коррективы в свою стратегию лечения и не провели дополнительных анализов. Такая длительная задержка в лечении, усугубляемая быстрым прогрессированием туберкулеза, не имеет оправдания. Суд пришел к выводу, что Т. «был лишен эффективных лекарств в течение длительного периода времени. Нельзя исключить возможность того, что отсутствие такого лечения привело к необратимым изменениям в его состоянии, приведшим к его смерти». Хотя расследование его смерти было незамедлительно начато, оно касалось умышленного убийства, которое имеет высокий доказательный порог и ограничивает масштабы расследования; он лишь стремился установить непосредственную причину смерти г-на Т. и адекватность обращения с ним в самых общих чертах. Суд постановил, что власти «не предприняли настоящей попытки выяснить, можно ли было заподозрить устойчивость туберкулеза и провести второй тест на чувствительность раньше… или можно было скорректировать стратегию лечения, как только неэффективность стандартного лечения стать очевидным. Власти также не стали выяснять причины задержки начала лечения на 24 дня».. Таким образом, он установил нарушение позитивного обязательства Правительства по защите права г-на Т. на жизнь и процессуального обязательства по обеспечению эффективного расследования его смерти в нарушение статьи 2 Европейской конвенции о правах человека.

Европейский суд обязал правительство Грузии выплатить г-же Майсурадзе компенсацию в размере 15 000 евро.

Почему это дело важно?

Права заключенных плохо защищены на территории бывшего Советского Союза, включая Грузию. В 2012 году были опубликованы видеоролики, демонстрирующие жестокое и сексуальное насилие над заключенными в тюрьме Глдани (где содержался г-н Т.), что вызвало массовые протесты по всей стране. Заключенным часто не предоставляется надлежащая медицинская помощь, что усугубляет и без того плохие условия содержания под стражей. В России с ПЦ «Мемориал» (Москва) мы выиграли дело от имени мужчины с инсулинозависимым диабетом; Европейский суд установил, что Россия не оказывала ему надлежащей медицинской помощи в течение почти 20 месяцев, пока он находился в предварительном заключении.. В 2016 году Европейский суд вынес решение по делу азербайджанских правозащитников Лейла и Ариф Юнус, установившие, что неадекватное медицинское обеспечение равносильно бесчеловечному и унижающему достоинство обращению. Более того, смерть заключенных в местах содержания под стражей, к сожалению, является обычным явлением. В декабре 2015 года правительство Грузии признало, что оно нарушил право на жизнь человека, который, отказавшись стать осведомителем, якобы подвергался издевательствам со стороны тюремного персонала и заключенных, пока не был найден повешенным в своей одиночной камере.