Европейский суд: вдова пострадавшего от радиации имеет право на компенсацию от государства

29 Октябрь 2015

Сегодня Европейский суд по правам человека вынес решение по делу об отмене в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения о присуждении заявителю, г-же Ларисе Гаевой, социального обеспечения в связи со смертью ее мужа в результате облучения.[1] Суд установил, что российское государство нарушило право на справедливое судебное разбирательство и право на беспрепятственное пользование имуществом в свете необоснованного использования национальными судами механизма «надзорного производства» для отмены первоначального судебного решения о присуждении г-же Гаевой ежемесячной компенсации. . К сожалению, г-жа Гаева скончалась в 2010 году. Ее заявление поддержала ее дочь Елена Поважина, интересы которой представляла Надежда Кутепова, юрист и руководитель «Планеты надежд» (российская неправительственная организация, которая продвигает и защищает права жертв экологических катастроф). ), и Европейский центр защиты прав человека (EHRAC), базирующийся в Мидлсексский университет В Лондоне.

Г-жа Гаева была вдовой г-на Льва Гаева, который участвовал в операции по очистке промышленной площадки электростанции «Маяк» с 30 сентября 1957 г. по 31 декабря 1958 г. и подвергся воздействию радиоактивных выбросов. [2] Г-н Гаев умер от рака в 1985 году в возрасте 46 лет, когда г-же Гаевой было 45 лет.

В 2005 г. г-жа Гаева узнала от своей подруги (чей муж умер в 2004 г.), что она получает ежемесячную компенсацию в связи с потерей кормильца в соответствии с Федеральным законом 1991 г. О социальной защите граждан, подвергшихся радиационному облучению в результате аварии на ПО «Маяк» 1957 года и сброса радиоактивных отходов в реку Теча.[3] В августе 2006 г. г-жа Гаева подала в суд на Управление социального обеспечения г. Озерска, чтобы получить компенсацию в связи с потерей дохода ее мужа. 17 октября 2006 г. Озерский городской суд Челябинской области отклонил ее иск, установив, в частности, что она не доказала свою финансовую зависимость от мужа на момент его смерти. Однако 4 декабря 2006 года Челябинский областной суд отменил решение городского суда и постановил, что Озерский отдел социального обеспечения должен выплачивать г-же Гаевой ежемесячную компенсацию. 'определяться в соответствии с законом'. По ходатайству государственного предприятия «Маяк» (управлявшего электростанцией «Маяк») о пересмотре в порядке надзора президиум Челябинского областного суда отменил решение от 4 декабря 2006 г. и направил дело в апелляционный суд на том основании, что нижестоящий суд инстанции не исследовал должным образом доказательства и неправильно применил нормы материального права. 27 августа 2007 года Челябинский областной суд повторно рассмотрел дело и отклонил требование г-жи Гаевой о компенсации. 1 сентября 2007 г. социальные службы отменили компенсационные выплаты, которые г-жа Гавея получила в период с 1 марта 2007 г. по 1 августа 2007 г.

Г-жа Гаева жаловалась, что отмена вступившего в законную силу судебного решения о выплате ежемесячной компенсации нарушила ее право на справедливое судебное разбирательство и право на беспрепятственное пользование имуществом в соответствии со статьей 6 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ) и статьей 1 , Протокол 1 ЕСПЧ соответственно. Она также жаловалась на отсутствие эффективных внутренних средств правовой защиты (статья 13 ЕКПЧ), с помощью которых она могла бы попытаться оспорить решение об отмене первоначального решения в ее пользу.

Устанавливая нарушение статьи 6, Суд повторил, что отмена национальным судом в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения может нарушить принцип правовой определенности, присущий статье 6, и сделать право на суд «иллюзорным». '. Суд подчеркнул, что отступление от этого принципа оправдано только при «обстоятельствах существенного и непреодолимого характера». В данном случае основания, на которых было отменено имеющее обязательную силу судебное решение от 4 декабря 2006 г., не соответствовали этому критерию. Суд подчеркнул, что:

«при отсутствии существенного недостатка предыдущего разбирательства несогласие стороны с оценкой судов первой и апелляционной инстанций не является обстоятельством существенного и обязательного характера, оправдывающим отмену вступившего в законную силу судебного решения и повторное рассмотрение открытие производства по иску заявителя».

Власти Российской Федерации не представили каких-либо аргументов, которые позволили бы Суду прийти к иному выводу. Суд также установил нарушение ст. 1 Протокола 1 ЕКПЧ. Решение от 4 декабря 2006 г. было достаточно конкретным, чтобы создать «актив» по смыслу статьи 1 Протокола 1, и отмена этого решения подорвала доверие г-жи Гаевой к решению и лишило ее возможности получить компенсацию, которую она имела. правомерно ожидать получения. Суд признал иск по статье 13 ЕКПЧ неприемлемым.

Г-же Поважиной было присуждено 2000 евро в качестве компенсации морального вреда. Выступая от ее имени после оглашения приговора, Надежда Кутепова сказала:


Самым главным всегда было добиться справедливости для пострадавших в результате катастрофы на «Маяке». Это пример того, как важно продолжать борьбу даже в самых, казалось бы, безвыходных ситуациях.


[1] Дело было объединено с делом «Мишура против России» (№ 5941/06) Европейским судом.

[2] 29 сентября 1957 г. в результате взрыва подземного контейнера на электростанции «Маяк», в котором находились высокорадиоактивные отходы, произошел выброс 20 миллионов кюри радиоактивности и загрязнение территории площадью 23 тысячи квадратных километров в Челябинской и Свердловской областях. Наибольшее количество радиоактивных веществ (801ТП1Т) осело на промплощадке электростанции «Маяк». Вся информация об аварии была засекречена до 1990 года. Участники ликвидации последствий аварии не были осведомлены об экологической обстановке на своем рабочем месте и опасности, которой они подвергались.

[3] Только в 1990 году информация об аварии была обнародована, и в Российской Федерации началась подготовка законодательства по защите прав ее пострадавших. Закон был принят в следующем году.