Европейский суд предпринимает шаги по обеспечению правосудия для жертв блокады школы в Беслане

2 июля 2015 г.

Мемориал погибшим во время блокады Беслана

Сотни жертв захвата школы в Беслане сегодня стали на шаг ближе к правосудию, когда Европейский суд по правам человека разрешил рассмотрение их иска против России. Суд признал приемлемым жалобы около 400 заявителей на Россию о якобы имевших место нарушениях их права на жизнь до, во время и после блокады. 1 сентября 2004 г. – традиционно первый день учебного года в России и национальный День знаний – 1128 человек, из которых 886 детей, были взяты в заложники в Бесланской школе №1, Северная Осетия, вооруженными до зубов чеченскими сепаратистами. Их удерживали три дня, пока школу не взяли штурмом российские войска. В результате последовавших боев погиб 331 человек (в том числе 186 детей) и бесчисленное количество раненых. Решение суда знаменует собой прогресс в обеспечении возмещения ущерба жертвам и их семьям.

Европейский центр защиты прав человека (англ.EHRAC), на основе Мидлсексский университет, и Правозащитный центр "Мемориал" в России представляют интересы 346 заявителей, в том числе оставшихся в живых заложников и их родственников, которые обратились в Европейский суд.

Заявители держат фотографии членов семьи, которые они потеряли во время слушания в Европейском суде

Тагаева и другие против России было подано в июне 2007 г., и заслушано в палате Европейского суда в октябре 2014 года, чуть более десяти лет спустя после осады. Устные слушания в Европейском суде проводятся только в исключительных случаях, свидетельствующих о серьезности бесланского дела.

Элла Кесаева возглавляет общественную организацию «Голос Беслана», основанную близкими родственниками погибших во время блокады; ее дочь была взята в заложники и получила травмы. Выступая перед EHRAC в октябре 2014 года, она сказала:

«Все видели нападение на школу своими глазами, и была надежда, что все это будет признано. Однако нас притесняли и заставляли молчать. Тем не менее, обращение в суд стало нашей работой. Прошли годы. Я не работал пять лет, вместо этого я пошел в суд. Наконец, в 2007 году мы обратились в Страсбург».

Примечательно, что Суд счел приемлемыми все доводы заявителей о том, что Россия нарушила их право на жизнь, и теперь приступит к рассмотрению этих жалоб по существу. Суд рассмотрит доводы о том, что российские власти не предприняли разумных шагов для предотвращения или минимизации нападения; что контроль и планирование спасательной операции были неадекватными; что применение смертоносной силы было непропорциональным; и что расследование гибели людей было неэффективным. Джессика Гаврон, юридический директор EHRAC, сказала: «Сегодняшнее решение суда приветствуется от имени жертв, которые так долго боролись за то, чтобы быть услышанными, и подчеркивает непреходящую важность Европейского суда по правам человека в борьбе с серьезными нарушениями прав человека».


«Нам не нужна компенсация, нам нужно решение [Суда]. Наши дети никогда не вернутся. Беслан остается нерешенным, и наше будущее неопределенно… Решение Европейского суда необходимо для того, чтобы у людей появилась надежда, чтобы создать прецедент на будущее».

Элла Кесаева, выступая перед заседанием