Европейский суд: Россия нарушила право на жизнь Батыра Албакова

16 Январь 2015

15 января Европейский суд вынес решение в Албакова против России (№ 69842/10), установив, что убийство Батыра Албакова и последующее отсутствие эффективного расследования нарушили право на жизнь в соответствии со статьей 2 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). Заявление подано матерью г-на Албакова, Албаковой Петимат Хожахметовной. Ее интересы представляли Европейский центр защиты прав человека (EHRAC) при Миддлсекском университете и Правозащитный центр «Мемориал» в Москве. Г-же Албаковой было присуждено 60 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

По словам г-жи Албаковой, 10 июля 2009 г. ее сын был увезен из дома семьи в Республике Ингушетия, Россия, группой вооруженных людей, говорящих на русском, чеченском и ингушском языках, после проверки паспортов всех присутствующих членов семьи. Одиннадцать дней спустя г-жа Албакова обнаружила в Интернете, что ее сын был застрелен российскими военнослужащими во время контртеррористической операции в лесу недалеко от села Аршты в Республике Ингушетия. Впоследствии ей вернули тело ее сына с многочисленными травмами, включая огнестрельные и колото-резаные ранения, переломы костей, ожоги, синяки и частично оторванную руку.

Было проведено предварительное расследование, и 1 августа 2009 г. было возбуждено официальное уголовное дело. В мае 2012 года он в конечном итоге пришел к выводу, что Батыр Албаков был членом незаконного вооруженного формирования и погиб в перестрелке с российской воинской частью.

Жалоба г-жи Албаковой была подана в Европейский суд 17 декабря 2011 года. В ней она утверждала, что ее сын был похищен, задержан, подвергнут пыткам и убит российскими военнослужащими и что расследование ее утверждений властями было неадекватным.

Согласно постановлению, в котором отмечалось, что стороны не оспаривают, что Батыр Албаков был убит российскими военными', российское правительство не выполнило своего бремени доказывания, чтобы показать, что власти сделали все возможное, чтобы избежать смерти г-на Албакова. Таким образом, Суд установил, что имело место нарушение права г-на Албакова на жизнь (статья 2 ЕКПЧ). Кроме того, было установлено, что власти не провели эффективного уголовного расследования его смерти, тем самым нарушив процессуальный аспект той же статьи. Суд также признал, что «заявительница должна была страдать от страданий и страданий [в связи с убийством ее сына и неэффективным расследованием дела], которые не могут быть компенсированы простым установлением факта нарушения».