Европейский суд постановил, что насилие в отношении чеченцев нарушает Европейскую конвенцию о правах человека

4 июля 2014 г.

Европейский суд: Насилие в отношении чеченцев нарушило Европейскую конвенцию о правах человека – непроведение расследования эпизода «массового насилия» – удушение веревкой полицией признано пыткой – недостатки в расследовании приравниваются к расовой дискриминации

В двух делах против России 3 июля 2014 г. Амадаев против России а также Антаев и другие против РоссииЕвропейский суд установил, что Россия нарушила запрет на пытки и бесчеловечное или унижающее достоинство обращение в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека (ЕКПЧ) в отношении девяти лиц чеченского происхождения, и обязал Россию выплатить компенсацию в размере 145 000 евро. Восемь заявителей были признаны жертвами расовой дискриминации. Интересы заявителей в обоих случаях представляли юристы Европейского центра защиты прав человека при Миддлсексском университете в Лондоне и российской общественной организации «Мемориал» в Москве.

Амадаев против России

18 мая 2002 г. Жанар-Али Амадаев, проживающий в Частоозерье Курганской области России, подвергся нападению перед своим домом группой из примерно 15 человек. Они выстрелили ему в оба колена из пневматического ружья и били бейсбольными битами, которые сломали ему руку. Хотя расследование нападения было начато немедленно и были предприняты некоторые шаги для установления виновных, оно было приостановлено к августу 2002 г. без установления виновных, а с августа 2011 г. никаких дальнейших следственных действий не предпринималось.

Антаев и другие против России

Заявителями по делу «Антаев и другие против России» являются две семьи, Антаевы и Вашаевы, десять граждан России, проживающих в Варгашинском районе, а также в Курганской области. Восемь из десяти заявителей жаловались на то, что 24 марта 2006 г. они были избиты и ранены сотрудниками милиции во время обысков, проведенных в их домах после драки, в которой участвовали двое членов их семей. Они также утверждали, что во время обысков сотрудники милиции выкрикивали в их адрес расистские словесные оскорбления, такие как «Вы должны вернуться в Чечню». Один из заявителей был доставлен в Варгашинский РОВД, где он жаловался на то, что его били прикладами в пах, на шее у него была обмотана веревка, и сказали, что он «не сможет родить больше». чеченцы». Уголовное дело было возбуждено через месяц после обысков, но несколько раз приостанавливалось и возобновлялось и в настоящее время все еще находится на рассмотрении, так и не установив сотрудников милиции, ответственных за нападения.

Решения

г-н Амадаев утверждал, что в его деле была нарушена статья 3 ЕКПЧ (запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения) и статья 13 ЕКПЧ (право на эффективное средство правовой защиты). Он утверждал, что российские власти не только не предотвратили нападение, хотя и были предупреждены о возможности этнического насилия, но и не провели эффективного расследования. Суд установил, что «соответствующие органы не сделали всего, что можно было разумно ожидать от них, для расследования инцидента, установления личности виновных и привлечения их к ответственности». и поэтому установил нарушение позитивного обязательства государства по статье 3 Конвенции, но постановил, что нет необходимости рассматривать его жалобу по статье 13. Амадаеву также была присуждена компенсация в размере 20 000 евро.

«Я доволен этим решением суда. Для меня главное не финансовая компенсация. Я до сих пор страдаю от физических последствий причиненного мне вреда, и это не может быть компенсировано деньгами. Для меня самое главное, чтобы была справедливость и чтобы было установлено нарушение моих прав».

Жанар-Али Амадаев

В Антаев, восемь заявителей утверждали, что жестокое обращение, которому они подверглись со стороны полиции, нарушило статью 3 и что расследование их утверждений было неэффективным. Двое других заявителей жаловались, что они пострадали как свидетели жестокого обращения со своими родственниками. Суд установил нарушения статьи 3 в отношении восьми заявителей: жестокое обращение с семью из них имело «Цель запугать, унизить и унизить их» и должны быть классифицированы как бесчеловечные и унижающие достоинство. Обращение с восьмым заявителем, у которого на шее была затянута веревка, пока он не потерял сознание, «в сочетании с чувством страха, муки и неполноценности, которые вызывало у него оспариваемое обращение, должно было причинить ему страдания, достаточные для того, чтобы их можно было квалифицировать как пытки». Суд нашел это «особенно тревожно, что это обращение, кажется, имело расовый элемент».

Было установлено еще одно нарушение статьи 3, поскольку расследование было признано неэффективным: «ПУправление по розыску просто приняло объяснения офицеров о том, что они не подвергали заявителей жестокому обращению, не предложив никакой другой версии событий». Жалобы двух других заявителей, ставших свидетелями жестокого обращения, не достигли «порога строгости», необходимого для установления нарушения статьи 3.

Суд также установил нарушение запрета на дискриминацию (статья 14) в совокупности со статьей 3 (в отношении восьми заявителей). Он постановил, что следствие проигнорировало возможные расовые мотивы преступления, хотя расистские словесные оскорбления были «хорошо задокументированы». Кроме того, он пришел к выводу, что этническое происхождение заявителей было единственной или, по крайней мере, решающей причиной участия РУБОП и специальной службы милиции в обысках в их домах. Это лечение «представляет собой дискриминацию по этническому признаку, которая является формой расовой дискриминации.

Суд присудил по 15 000 евро каждому из семи заявителей и по 20 000 евро заявителю, подвергшемуся пыткам со стороны полиции.

«Я удовлетворен тем, что ответственность властей за жестокое обращение и дискриминацию была признана. Дискриминация в Курганской области была настолько сильной, что с тех пор мы переехали в Ростовскую область, где и живем сейчас».

Джамула Антаев