Почему мы должны защищать и спасать Европейский суд по правам человека

18 июля 2016 г.
Why we must protect and save the European Court of Human Rights

Взгляд одного из первых чеченских заявителей в Европейский суд по правам человека Либкан Базаева

Как тот, кто имеет успешно обратилась в Европейский суд по правам человека, 2000 год для меня ознаменовал начало периода надежд на справедливость и возможность защиты государством от нарушений прав человека. Жители Чеченской Республики и местные лидеры, пытавшиеся получить международную защиту во время Первой чеченской войны (1994-96 гг.), не смогли получить формальных средств международной защиты своих прав. Тысячи преступлений не получили должной правовой оценки, а виновные остались безнаказанными. Этот правовой тупик довел народ Чечни до отчаяния; мы потеряли веру в систему правосудия и человечность мира.

Помню, как трудно было убедить людей, тяжело пострадавших в результате военных преступлений, совершенных в Чечне, что обращение в Страсбургский суд может привести к чему-то значимому. Затронутые событиями, страдающие от войны, ежедневно были свидетелями безнаказанности военных преступлений против народа; что еще хуже, правительство имело возможность совершать такие нарушения в отношении конкретных лиц, оправдывая это борьбой с терроризмом.

2000 год стал поворотным моментом в преодолении нашего разочарования и страха перед тем, что обращение за международной защитой может привести к еще более суровому преследованию и наказанию со стороны государства. Конечно, именно по этой причине в этот путь отправились только самые убежденные в том, что нам придется бороться за справедливость. С другой стороны, простые люди, утомленные войной, живущие на фоне привычного правового нигилизма, не могли поверить, что это может быть шанс на объективное средство правовой защиты, вынесенное справедливым судом.

Период с 2000 по 2006 год был периодом зарождающихся, но растущих надежд. Это было время, когда в суд поступало, рассматривалось и выносилось положительное решение лишь несколько чеченских жалоб. Когда первые дела Страсбургского суда были решены в пользу пострадавших в результате незаконных военных действий в Чечне, произошел резкий сдвиг в сознании сотен и тысяч пострадавших, до этого времени потерявших вера в справедливость.

Впоследствии резко увеличилось количество жалоб, поданных в Страсбургский суд. Положительный прецедент в первых решениях Суда стимулировал рост правосознания людей и востребованности общества и государства. Это был значительный долгосрочный результат.

В меняющемся мире, в котором возникают новые конфликты и горячие точки, важно сохранить этот институт – Европейский суд по правам человека. Это единственная структура, защищающая граждан от правовых несправедливостей со стороны российского государства, которое зачастую использует свои мощные ресурсы безопасности против собственного народа, утверждая приоритет государственных интересов над интересами личности.

Европейский суд по правам человека, наряду с Комитетом министров, вскоре станет единственным механизмом, способным убедить государства, подписавшие конвенции и резолюции, в которых говорится, что права человека являются высшей ценностью для современного человечества, выполнять эти решения. Это способ перевода правовых стандартов, продвигающих демократические ценности, из юридической абстракции в практическую реальность для обществ и их правительств. Будущее человечества зависит от прав человека.

EHRAC был основан в 2003 году для рассмотрения случаев нарушения прав человека, происходящие из-за Чеченский конфликт, в том числе массовый взрывы, насильственные исчезновения и внесудебные казни. Шесть из этих случаев, включая Либкан Базаеву, были решены 24 февраля 2005 г., самым первым из Чечню решит международный тело. В машину Либкана попала бомба 29 Октябрь 1999 года, когда она и ее семья пытается покинуть пригород Грозного, чтобы спастись бои между чеченскими сепаратистами и Российские Государственные силы. Либкан обратился к суд вместе с Медкой Исаевой и Зина Юсупова (также пострадавшая от бомбежки) в апреле 2000 года. Суд установил, что Россия не выполнила своего долга защитить ее право на жизнь в нарушение статьи 2 Европейская конвенция о правах человека; по мнению Суда, государство также не удалось провести эффективное, объективное и тщательное расследование, поэтому Либкан сделал не имеют доступа к эффективным средствам правовой защиты, в нарушение статьи 13 в сочетании с процессуальный аспект статьи 2. Наконец, учитывая, что автомобили семьи Либкан и предметы домашнего обихода были уничтожены в результате воздушной атаки суд признал серьезные и неоправданные вмешательства в ее мирно пользоваться своим имуществом в нарушение статьи 1 Протокола 1.

Эта статья появилась в 25-й выпуск юридического бюллетеня EHRAC.