Как новые российские законы о цензуре используются для подавления свободы слова

10 Октябрь 2019
How Russia’s new censorship laws are being used to stifle free expression

Роман Киселев, научный сотрудник EHRAC Chevening.

Недавняя статья Галина Арапова, Руководитель Центра защиты СМИ, подводит итоги нововведения. Российский закон о фейковых новостях и неуважении к власти[1] и подчеркивает его возможное неправильное использование для подавления законных общественных дебатов и критики.

В данной статье рассматриваются три месяца правоохранительной деятельности с момента вступления закона в силу 29 марта 2019 года. Анализ этих данных подтверждает, что опасения правозащитников о возможных нарушениях этих законов подтвердились на практике.

Очень первое судебное решение о неуважении к властям прибыл 22 апреля 2019 года из небольшого районного города Чудово Новгородской области. Это сразу же вызвало скандал. 34-летний Юрий Картыжев, комментируя последние события в российской политике, написал на своей странице Вконтакте (российская социальная сеть), что «Путин - сказочный долбоёб», сопровождаемый фотографией россиянина. Президент. Картыжев был привлечен к ответственности Чудовским районным судом за неуважение к властям по статье 20.1 Кодекса об административных правонарушениях. Областной суд постановил, что «31 марта 2019 года г-н Картыжев разместил в Интернете в открытом доступе две записи с информацией в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную мораль и выражает явное неуважение к обществу, государству и органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации». Как результат он был оштрафован на 30 000 рублей (420 евро) - минимальный размер штрафа, предусмотренный частью 3 статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях. Таким образом, самое первое применение нового закона подчеркнуло очевидную нелепость недавно введенных ограничений на фундаментальное право на свободу слова. Последующая практика только добавляет обоснованности этой оценке.

В качестве провокационного неповиновения многие интернет-пользователи участвовал в онлайн-флеш-мобе публикация разных вариаций фразы «Путин - легендарный засранец». Неудивительно, что некоторые участники также были наказаны за эти публикации. Юрий Шадрин из Вологодской области дал свою оценку президентству Путина, согласившись с г-ном Карыжовым, но также любезно поправив его, что «Путин - настоящий засранец, а не легендарный» («Путин долбоёб реальный, а не сказочный»). Он также был оштрафован 30 000 руб.[2] Юрий считает, что его преследование было ответом за его гражданскую деятельность. Он был одним из организаторов акции против повышения пенсионного возраста в родном селе Верховаже.

В некоторых других случаях обвинения становились более изощренными, поскольку факты не предполагали реальных заявлений, а вместо этого были опубликованы заявления, которые уже были сделаны другими. Например, Леонид Волков, правая рука лидера российской оппозиции Алексея Навального, был обвинен в неуважении к властям за то, что написал в Твиттере приговор Юрия Картыжева, признавшего его виновным в неуважении к властям, включая оскорбительную фразу: «Путин - легендарный засранец. ». В его случае первоначальные обвинения были сняты после общественного протеста, но в других случаях люди не были защищены публичностью.

Всего в половине известных случаев неуважения к власти речь идет о оскорблении президента. Например, фраза «Путин - хуйло» («Путин - хуйло», по-английски - «Путин - придурок»), получившая известность в связи с российско-украинским конфликтом, неудивительно, стала предметом трех дел из Смоленска. , Изобильный и Абакан. Сергей Командиров из Смоленска а также Иван Пагно из Изобильного были оштрафованы на 30 000 рублей, а по делу Вячеслава Шоева из Абакана судья вернул в милицию административные материалы для устранения (неуказанных) недостатков. Илья Путевский, инвалид из Осинников Кемеровской области, был оштрафован за аналогичное оскорбление в адрес президента, но в форме фразы «Путин - трусливая стерва» («Путин - сука трусливая»).

Интересно отметить, что все дела о неуважении к властям происходят из регионов, а не из крупных столиц, таких как Москва, Санкт-Петербург или Екатеринбург. В этом плане рекордсменом стала Архангельская область, с которой связано как минимум 5 известных случаев неуважения к властям. АгораМеждународная правозащитная группа заявила, что это, похоже, является местью людям, поддерживающим массовые протесты в Шиесе против предлагаемой гигантской свалки. Первым в Архангельской области был оштрафован, по иронии судьбы, тезка известного русского поэта Александра Пушкина. На официальной странице ВКонтакте общественного движения «Поморие - не помойка» он прокомментировал задержание и штрафы активистов; «Судьи, вы, блять, издеваетесь?» («Судьи, вы чё, охуели?»). Другая женщина, 54-летняя уборщица Елена Макарова, прокомментировала под тем же постом: «Они что, совсем не в своем уме?» («Они совсем оборзели?») Макарова вспомнила репрессии 1937 года и задала вопрос: «Не осталось ли ни одного порядочного милиционера или судьи?». Теперь она ждет суда.

Точно так же местная продавщица и гражданская активистка из Котласа по имени Светлана Бакшеева была оштрафована на 30 000 рублей за комментарий к видео на YouTube, в котором исполняющий обязанности губернатора Игорь Орлов назвал активистов, протестующих против свалки, «никчемными людьми» («шелупонь»). Впоследствии против Светланы возбуждено очередное дело. Последней жертвой закона в Архангельской области стал электрик Дмитрий Попперёк. Материалы дела против него состоят из скриншоты его комментариев Вконтакте что касается деятельности как губернатора, так и президента. Один из них заявил, что Путин и Медведев - мафия («Путинско-медведевская мафия»). Закон применяется не только к преследованию за «неуважение» к определенным лицам, таким как президент или губернатор. Также известны случаи, когда предполагаемое «оскорбление» было направлено на неопределенную группу лиц. Это означает, что анонимные государственные чиновники эффективно защищены законом. Например, дворник из Мотыгино в Средней Сибири М. Епифанова была оштрафована на 30 000 рублей за комментарий в российской социальной сети «Одноклассники» за эмоциональную критику работы судебных приставов.

Но самый странный пример применения закона - это город Брянск на границе с Беларусью. Юная студентка Алена Червякова опубликовала на своей странице в Instagram видео, на котором ее танцы реггетон (музыкальный жанр, оказавший влияние на хип-хоп, латиноамериканскую и карибскую музыку) на вершине «Кургана бессмертия» в Центральном парке Брянска - самом красивом общественном месте в городе. Офицеру полиции, возбудившему дело, не понравилось, что танец проходил на вершине мемориала, посвященного погибшим на войне. Отрывок из материалов кейс состояния:

«По объяснениям Червяковой А.И.… Ее хобби - танцы. Утром 28 апреля 2019 года у нее возникло желание снять красивое видео, в котором она будет танцевать. Место, которое находится на Кургане Бессмертия в Центральном парке 1000-летия города Брянска, она выбрала со своей подругой, которую отказывается называть, с которой заранее договорилась о встрече. Они с подругой поднялись на Курган Бессмертия, где она начала танцевать реггетон, а ее подруга снимала все происходящее на свой мобильный телефон. После этого они покинули Центральный парк ».

На следующий день Алена разместила видео в своей ленте в Instagram. Она утверждала, что не намеревалась оскорблять память участников Второй мировой войны, а хотела записать видео с красивым видом на заднем плане. 29 мая 2019 г. Советский районный суд постановил что танец:

«… Выражается в неприличной форме, которая оскорбляет человеческое достоинство и общественную мораль и формирует явное неуважение к обществу, а памятник« Курган бессмертия »является объектом культурного наследия регионального значения».

Эта абсурдная юридическая проверка приличия и нравственности танца напоминает старую советскую инструкцию 1929 года: «Настоящим уточняется, что в каждом отдельном случае вопрос о разрешении танцев должен согласовываться с Гублитом (региональной дирекцией) и местными органами политического просвещения».[3]. Интересно отметить, что в практике ЕСПЧ есть также одно относящееся к делу дело из Азербайджана, где суд счел танец «Гарлем шейк» грубым нарушением общественного порядка и актом хулиганства.[4]

На момент написания было известно не менее 19 случаев применения части 3 статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях. Два административных дела прекращены по необоснованности[5]; одно административное дело было прекращено самой полицией[6]; в одном случае административные материалы были возвращены судьей в полицию[7]; в 14 других случаях люди были признаны виновными и оштрафованы[8].

Даже если оставить в стороне очевидный вопрос о законности этих преследований и их нападок на основные свободы и свободы, несоразмерность наложенных наказаний довольно поразительна. Брянск, Котлас, Чудово и Мотюгино, в которых велись преследования, - это регионы с низким уровнем экономического благополучия. Средний доход в 2018 году составила 32 635 руб. в месяц. Следовательно, минимальное наказание по новому закону о неуважении к власти де-факто составляет не менее месячной заработной платы обычного гражданина России. В случаях, представленных выше, последствия наложения отдельных штрафов еще более серьезны, они превышают ежемесячный доход квалифицированного рабочего (например, электрик в Котласе зарабатывает около 24000 рублей в месяц.).

Чтобы полностью понять важность, которую Россия придает борьбе с выражением «неуважения» в отношении своих должностных лиц, стоит сравнить наказания по статье о неуважении (часть 3 статьи 20.1) с другими административными правонарушениями, связанными с общественным порядком и общественностью. безопасность. Например, 3 июня 2019 года люди в Москве атаковали предвыборные плакаты независимого политического кандидата и облили их экскрементами и членов агитационной команды. Позже они были уличены в хулиганстве. в соответствии с частью 1 статьи 20.1 и оштрафован на 1000 рублей, максимальное наказание, предусмотренное этим положением (не считая административного ареста на срок до 15 суток). Дело касалось насильственного посягательства на физическую и моральную неприкосновенность людей с целью отговорить активистов оппозиции от участия на выборах. Если рассматривать только с точки зрения суровости наказания, кажется, что комментарий к Интернету с критикой правительства представляет собой гораздо большую угрозу общественному порядку и обществу в глазах законодателей.

Различные виды преступлений против общественного порядка и соответствующие наказания

Статья Нападение Наказание
20.1 часть 3 Неуважение к властям От 30 000 до 100 000 рублей
20.1 часть 4 Неуважение к властям От 100000 до 200000 рублей или до 15 суток административного ареста
20.1 часть 5 Повторное неуважение к власти (наказано более 2-х раз) От 200000 до 300000 рублей или от 15 до 30 суток административного ареста
20.1 часть 1 Хулиганство От 500 до 1000 рублей или до 15 суток административного ареста
20.1 часть 2 Хулиганство, связанное с неповиновением законному требованию сотрудника полиции. От 1000 до 2000 рублей или до 15 суток административного ареста
20.3.1 Возбуждение ненависти или вражды, а также унижение человеческого достоинства От 10 000 до 20 000 рублей или до 15 суток административного ареста
12.24 часть 1 Нарушение правил дорожного движения, повлекшее легкий или средний ущерб здоровью потерпевшего От 2500 до 5000 рублей или лишение водительских прав
20.13 Стрельба из оружия в специально отведенных местах с нарушением установленных правил или в местах, не предусмотренных для этого. От 3000 до 5000 рублей с изъятием оружия и без
20.3 часть 1 Пропаганда или публичная демонстрация нацистской атрибутики или символов, атрибутики или символов экстремистских организаций От 1000 до 2000 рублей с конфискацией объекта

Несмотря на то, что первоначальная цель закона ясна - ограничить свободу слова и удержать людей от публичного выражения недовольства правительством - похоже, что само правительство не ожидало, что закон будет применяться так произвольно или использоваться в качестве открытого инструмента. политического преследования. 20 июня 2019 года, во время ежегодного приёма гостей на выставку «Прямая линия с Владимиром Путиным»(« Прямая линия с Владимиром Путиным ») президент Путин, отвечая на вопрос, заданный ему звонившим, прокомментировал, что «[Закон] направлен на предотвращение оскорблений, направленных на символы государства - чтобы никто не позволял себе насмехаться над флагом или эмблемой… никто не имеет права злоупотреблять этой нормой, чтобы ограничить людей в их право критиковать власть любого уровня ». Через неделю, 27 июня 2019 г., начали распространяться неофициальные новости что Кремль дал новые инструкции полиции прекратить штрафовать людей за критику, особенно когда речь идет о критике президента, Федерального собрания, правительства, губернаторов, мэров и других государственных служащих. 2 июля 2019 г. Кремль опубликовал свод инструкций в государственные органы, включая поручение Генеральной прокуратуре совместно с Роскомнадзором (орган, отвечающий за мониторинг Интернета и блокирование незаконного контента) и Министерством внутренних дел проанализировать существующую правоприменительную практику возбуждения дел по частям 3-5 статьи 20.1 Закона. Кодекса об административных правонарушениях и при необходимости принять меры по предотвращению необоснованной административной ответственности и / или ограничения доступа к информационным ресурсам. Срок выполнения поручения - 1 ноября 2019 года.

Изменят ли эти шаги что-нибудь или нет, покажет время. Но одно можно сказать наверняка: поле свободы слова и понимания «допустимой критики» в России активно сужается. В целом тактика властей по борьбе с «инакомыслием» изменилась: теперь упор делается на штрафы, а не на тюремное заключение. Реформы 2018 года декриминализовали статью 282 Уголовного кодекса об экстремизме, которая ранее активно использовалась для уголовного преследования и лишения свободы людей за публикации в социальных сетях, и заменили ее административным правонарушением со значительными штрафами, предусматривающими уголовную ответственность за рецидивистов.[9] Аналогичное изменение произошло с российской практикой подавления публичных собраний, и государственные органы склонны ограничивать наказания штрафами как за участие в собраниях, так и за призывы к ним, которые значительно умножаются в случаях повторных правонарушений с потенциальной уголовной ответственностью. В результате всех этих законодательных новшеств кажется, что штрафы сейчас угрожают почти каждому этапу общественной деятельности, и это новая тенденция сезона.

 


 

[1] Части 3, 4, 5 статьи 20.1 Кодекса об административных правонарушениях введены Федеральным законом от 18 марта 2019 г. № 30-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон« Об информации, информационных технологиях и защите информации ».

[2] Дело Юрия Картыжева (Постановление Чудовского районного суда города Чудова от 22 апреля 2019 года по делу № 5-59 / 2019);

[3] Суетнов А. Тур вокруг цензуры. Недальняя история // Журналистика и медиарынок: журнал. - 2006. - № 9.

[4] Рустамзаде v. Азербайджан, Нет. 38239/16, 7.3.19.

[5] Дело Вячеслава Шоева (Постановление Абаканского городского суда Республики Хакасия от 26 июня 2019 года по делу № 5-802 / 2019);

Дело Дмитрия Попперека (Постановление Котласского городского суда Архангельской области от 26 июня 2019 года по делу № 5-230 / 2019);

Дело Александра Пушкина (Постановление Октябрьского районного суда города Архангельска от 8 июля 2019 года по делу № 5-375 / 2019)

[6] Дело Александра Курчевского (https://www.bel.kp.ru/online/news/3514573/);

[7] Дело Леонида Волкова (Постановление Тверского районного суда города Москвы от 30 мая 2019 года по делу № 05-0552 / 2019);

[8] Дело Алёны Червяковой (Постановление Советского районного суда города Брянска от 29 мая 2019 года по делу № 5-327 / 2019);

Дело Юрия Картыжева (Постановление Чудовского районного суда города Чудова от 22 апреля 2019 года по делу № 5-59 / 2019);

Дело Кирилла Попутникова (Постановление Коровского районного суда города Ярославля от 14 мая 2019 года по делу № 5-57 / 2019);

Дело Юрия Шадрина (Постановление Верховажского районного суда Вологодской области от 7 июня 2019 года по делу № 5-35 / 2019);

Дело Светланы Бакшеевой (Постановление Котласского районного суда Архангельской области от 17 июня 2019 года по делу № 5-168 / 2019);

Дело Сергея Командирова (Постановление Ленинского районного суда города Смоленска от 28 июня 2019 года по делу № 5-497 / 2019);

Дело Ивана Пахно (Постановление Изобильного районного суда Ставропольского края от 1 июля 2019 года по делу № 5-696 / 2019);

Дело Елены Макаровой (Постановление Октябрьского районного суда города Архангельска от 18 июля 2019 года по делу № 5-392 / 2019);

Дело М. Епифановой (Постановление Мотыгинского районного суда Красноярского края от 19 июня 2019 года по делу № 5-48 / 2019);

Дело А. Алексеева (Постановление Уссурийского районного суда Приморского края от 4 июня 2019 года по делу № 5-1401 / 2019);

Дело Ильи Путевского (Постановление Осенниковского городского суда Кемеровской области от 25 июня 2019 года по делу № 5-39 / 2019);

Дело Даниила Фертикова (Постановление Октябрьского районного суда города Ижевска от 9 июня 2019 года по делу № 5-119 / 2019);

Дело С Дёмина (Постановление Серовского районного суда Свердловской области от 1 июля 2019 года по делу № 5-101-2019);

Дело Е. Носкова (Постановление Енисейского районного суда Красноярского края от 8 августа 2019 года по делу № 5-53 / 2019);

[9] Статья 212.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.