В 2007 г. похищение председателя ПЦ «Мемориал» и журналистов в Ингушетии было совершено агентами РФ.

14 Март 2017
2007 abduction of Memorial Chairman and journalists in Ingushetia was committed by Russian State agents

Сегодня Европейский суд по правам человека установил, что Российские государственные агенты несут ответственность за похищение, избиение и угрозы убийством четырех человек., которые были в Назрани (Ингушетия) в ноябре 2007 года, чтобы сообщить об акции протеста против превышения полномочий силовиками. Заявители были Олег Орлов, Председатель Правозащитный центр "Мемориал" (Мемориальный ПЦ),[1] и трое журналистов РЕН ТВ. Они были представлены Европейский центр защиты прав человека (EHRAC) на базе Мидлсексский университет, и Мемориал ПЦ.

23 ноября 2007 г. Олег Орлов находился в Назрани для наблюдения за ситуацией с правами человека в Ингушетии, а трое журналистов РЕН ТВ были отправлены для освещения состоявшейся на следующий день акции протеста против превышения полномочий силовиками. Около 23:30 вооруженные люди в балаклавах и камуфляжной форме ворвались в гостиничный номер г-на Орлова и во второй гостиничный номер, где собрались трое журналистов. Они повалили заявителей на землю, били, пинали их и угрожали им. Накрыв головы черными мешками, они собрали свои личные вещи и профессиональное оборудование и отвезли их к белому микроавтобусу у отеля. Заявителям не разрешили взять с собой обувь или теплую одежду. Один из похитителей сказал водителю, что гостиницу «зачистили», и приказал ему уезжать. Микроавтобус в течение часа возил их через Назрань в поле, где заявителей вывели на улицу и сообщили, что они будут расстреляны. Однако похитители не смогли найти глушители для своего оружия, поэтому приказали заявителям оставаться на земле, пока они не уйдут, пригрозив убить их, если они когда-либо вернутся в Ингушетию, и уехали. Опасаясь возвращения похитителей, заявители в течение часа бежали по снегу в обратном направлении, пока не достигли станицы Нестеровской, где обратились за помощью к жителям. После того, как несколько жителей отказались открыть им двери, один мужчина впустил их и вызвал полицию. Их доставили в отдел полиции, где им оказали медицинскую помощь и допросили. 24 ноября 2007 года Следственный комитет по Ингушетии возбудил уголовное дело по факту нарушения неприкосновенности частной жизни, воспрепятствования законной профессиональной деятельности журналистов и грабежа. Это расследование несколько раз приостанавливалось и возобновлялось. Следователи отказались расширить расследование, включив в него обвинение в превышении служебных полномочий представителями государства, не предоставили полный доступ к материалам расследования и не ответили на запрос первого заявителя о том, что версия о причастности представителей государства к их похищению и причинению вреда здоровью -лечение пройти обследование.

В рамках расследования несколько свидетелей, в том числе сотрудники гостиницы и службы безопасности, сотрудники милиции и жители Нестеровской, дали показания, подтверждающие версию событий заявителей. В частности, несколько свидетелей заявили, что похитители действовали как

«хорошо организованная профессиональная группа»

и, должно быть, были агентами спецподразделения полиции. Например, они говорили по-русски без акцента, общались между собой с помощью жестов и, казалось, действовали по цепочке инстанций. Они также сообщили персоналу отеля, что проводят проверку документов в рамках контртеррористической операции, указав, что являются сотрудниками правоохранительных органов. Кроме того, в отеле обычно постоянно дежурили четыре полицейских, а также собственная служба безопасности; однако 23 ноября 2007 г. их начальник приказал полицейским покинуть гостиницу и отправиться в Министерство внутренних дел без каких-либо объяснений, несмотря на то, что в то время по крайней мере два заместителя министра внутренних дел находились в гостях. в отеле. Это был первый случай, когда полицию отозвали с дежурства.

В своем решении Европейский суд отметил, что Правительство не оспаривало обстоятельства инцидента, а лишь отрицало, что преступники были представителями государства. На основании показаний заявителей и того факта, что Правительство

«не представил правдоподобного объяснения рассматриваемым событиям»,

Суд пришел к выводу, что похитители были представителями государства. Он постановил, что накопление избиений, угроз и оставление их на морозе составило существенное нарушение запрета на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение в соответствии со статьей 3 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ). Что касается процессуальной части статьи 3, было установлено, что

«неспособность получить важные доказательства в сочетании с неоднократно критикуемым отсутствием желания проводить расследование со стороны полиции [показывает], что расследование… нельзя сказать, что оно было эффективным», особенно в свете «систематическая неспособность расследовать похищения, приписываемые представителям государства в период с 1999 по 2006 год… и их повторение после этого периода».

Суд также установил, что «заявители были подвергнуты тайному задержанию, что представляет собой полное отрицание гарантий» в соответствии с правом на свободу (статья 5 ЕКПЧ). Кроме того, он установил нарушение права на беспрепятственное пользование имуществом (статья 1 Протокола 1 ЕКПЧ) в отношении личных вещей и профессионального оборудования, конфискованных похитителями, и присудил трем заявителям денежную компенсацию в размере 3600 евро. повреждать. Кроме того, каждому заявителю было присуждено по 19 500 евро в качестве компенсации морального вреда.


[1] Олег Орлов и ПЦ «Мемориал» также являются претендентами на дело об уголовном производстве по делу о диффамации возбуждено против них после заявления, сделанного после смерти Натальи Эстемировой.