Спустя 10 лет после Беслана потерпевшие и родственники ищут справедливости в Европейском суде по правам человека

1 сентября 2014 г.
10 years after Beslan, victims and relatives seek justice at the European Court of Human Rights

на 10th Годовщина начала захвата школы в Беслане, в ходе которого не менее 1128 человек, в том числе 800 детей, были взяты в заложники чеченскими сепаратистами, многие бывшие заложники и лица, потерявшие близких при нападении, подали иск против России в Европейский суд Права человека. Около 300 заявителей представляют Европейский центр защиты прав человека, базирующийся в Миддлсекском университете (Лондон), и российская общественная организация «Мемориал», базирующаяся в Москве.

Трехдневная осада школы №1 в Беслане Северной Осетии началась 1ул. Сентябрь 2004 г. во время традиционного празднования Дня знаний (приуроченного к первому дню семестра). Российские войска штурмовали школу на третий день, и в результате последовавших боев и пожаров погиб 331 человек, из них 179 детей.

Всего 447 человек, как бывших заложников, так и родственников погибших заложников, многие из которых потеряли нескольких членов семьи, подают иск против России в Европейский суд по правам человека в связи с проведением ею операции.

14 октября 2014 года Европейский суд по правам человека проведет камеральное слушание по этому делу, на котором будут публично рассмотрены обязательства России в рамках права на жизнь (статья 2 Европейской конвенции о правах человека). Устные слушания в Европейском суде проводятся только в исключительных случаях, свидетельствующих о серьезности бесланского дела. Слушания будут посвящены мерам, принятым российскими властями для предотвращения нападения, планированию и контролю спасательной операции, а также эффективности официального расследования, которое пришло к выводу, что государственные субъекты не несут ответственности за гибель и ранения.

В частности, заявители и их представители будут утверждать, что Россия не приняла адекватных мер для предотвращения атаки, учитывая подробную информацию, имевшуюся у властей о конкретной угрозе в тот день. Они также будут утверждать, что расследование гибели людей не смогло оправдать использование оружия неизбирательного действия (например, гранатометов, огнеметов и танков); и что применение смертоносной силы и планирование спасательной операции не сводили к минимуму риск для жизни заложников в нарушение основного обязательства России по защите жизни.

Профессор Филип Лич, директор Европейского центра защиты прав человека, прокомментировал:

«Этот случай не может компенсировать безмерных страданий, которые пережили семьи во время осады и в последующие десять лет, но мы надеемся, что результат принесет им некоторую справедливость — признание того, что российские власти не выполнили своего обязательства по защите жизни. в предотвращении нападения и проведении спасательной операции, что они применили непропорциональную и неизбирательную силу и что расследование гибели людей было совершенно неадекватным».