Дело № 32297/05
Дата вынесения решения: 23 апреля 2009 г.

Заявительницей в этом деле является мать Бекхана Алаудинова, исчезнувшего 8 ноября 2001 г. По словам заявителя, группа мужчин, вооруженных автоматами и одетых в камуфляжную форму, ворвалась в дом семьи заявителя рано утром в 8 часов. Ноябрь 2001 г. Они похитили сына заявительницы в военном грузовике. С тех пор его не видели. Вскоре после их отъезда заявитель услышал выстрелы. Пытаясь последовать за своим сыном, заявительницу остановили и приказали вернуться домой из-за комендантского часа, действовавшего в этом районе в то время. Со дня похищения ее сына заявительница неоднократно обращалась в различные государственные органы с просьбой о помощи в установлении местонахождения ее сына и подробностях расследования. Уголовное дело по факту исчезновения сына заявителя было возбуждено 12 декабря 2001 г., однако оно приостанавливалось и возобновлялось несколько раз в связи с невозможностью установить личности преступников.

Суждение

Суд установил, что тот факт, что большая группа вооруженных людей в форме, оснащенных военной техникой, могла свободно перемещаться через военные блокпосты в часы комендантского часа, и, учитывая ситуацию в Чечне в то время, предполагал, что это были государственные военнослужащие, проводившие операция по обеспечению безопасности. Суд постановил, что сын заявителя должен быть "считается мертвым" после его непризнанного задержания российскими военнослужащими и установил нарушение статьи 2.

Кроме того, Суд принял к сведению, что расследование, которое неоднократно приостанавливалось и возобновлялось, сопровождалось необъяснимыми задержками и продолжалось в течение многих лет, не давая ощутимых результатов. Суд установил нарушение процессуального аспекта статьи 2.

Что касается самой заявительницы, Суд посчитал, что как мать исчезнувшего лица, которая была свидетельницей его похищения и не знала о нем в течение более семи лет, она страдала от горя и мучений. Это, вкупе с тем, как ее жалобы рассматривались властями, представляет собой бесчеловечное обращение, противоречащее статье 3.

Непризнанное задержание сына заявителя без каких-либо гарантий статьи 5 составило «особо серьезное нарушение права на свободу и безопасность».

Суд также установил нарушение статьи 13 в совокупности со статьей 2 с учетом неэффективности уголовного расследования исчезновения и отсутствия других эффективных средств правовой защиты.

Заявителю было присуждено 35 000 евро в качестве компенсации морального вреда.